Мы не претендуем на звание самых лучших и оригинальных, мы лишь хотим создать маленький уютный мир, где все персонажи будут чувствовать себя на своем месте. Тебя ждет увлекательное путешествие в мир твоей, и только твоей, фантазии. Здесь именно ты вершитель судьбы. Узнай, кто стреляет лучше - Клинт Бартон, Робин Гуд или Китнисс Эвердин? Боги ходят среди обычных людей и живут обычными жизнями, устав от вечности. Вы можете встретить демона, просто зайдя за кофе, как и героя любимых сказок! Спешите открыть все наши тайны. Мы уже любим тебя. У нас найдется место для любого героя, преграда на твоем пути лишь одна — твоя фантазия. У нас можно все. И чуточку больше.

Правила. О мире. Роли. О внешностях. Точки Фандомов. Глас АМС. Нужные. Лень. Must Have. FAQ.
ДНЕВНИК.

CROSSDOM

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSDOM » Наши акции » Нужные персонажи


Нужные персонажи

Сообщений 31 страница 60 из 210

1

http://s8.uploads.ru/VTdg5.jpg
◄ Помните, что "заказывая" персонажа, вы автоматически подтверждаете, что обеспечите ему игру и даже в определенной степени несете за него ответственность;
◄ Персонажи по нужным — не придерживаются [кроме выкупленных]. Заинтересованный игрок имеет право пройти "мимо" заявки.
◄ Персонажи, в списке выделенные жирным шрифтом, являются выкупленными. То есть, занять их можно только в соответствии с заявкой на них.

Шаблон заявки
Код:
[table]
[td width=100% bgcolor=#2a2924 colspan=6][font=calibri][size=18][align=center][color=#9c5c1c]Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ [/color][color=#fcfdfe][b]кем вам приходится персонаж КАПСОМ.[/b][/color][/align][/size][/font][/td]
[/table]
[table layout=fixed width=auto][tr][td width=100% bgcolor=#9c5c1c colspan=6][/td][/tr]
[tr][td width=1% bgcolor=#9c5c1c][/td][td width=98% bgcolor=#f2e9dc]
[align=center][b][size=20][font=Century Gothic]FANDOM на английском КАПСОМ[/font][/size][/b]
[font=Century Gothic][i][size=14]«Фандом на русском»[/size][/i][/font][/align][align=center][img]https://33.media.tumblr.com/d2f73f8dafae42fc73f3a224a226daa5/tumblr_ninhtlkXxj1tatgp1o1_400.gif[/img]
[font=Palatino Linotype][size=16][i]имя на англ. [sup]возраст[/sup] | раса | внешность[/i][/size][/font]
[/align]
[/td][td width=1% bgcolor=#9c5c1c][/td][/tr]
[tr][td width=100% bgcolor=#9c5c1c colspan=6][/td][/tr]
[tr][td width=1% bgcolor=#2a2924][/td][td width=98%  bgcolor=#d8d9db][font=Times New Roman][size=14][align=center][i]краткая информация о персонаже и отношения, как можно подробнее.[/i][/align][/size][/font]
[hr]
[spoiler="Пост"]От лица вашего персонажа, написанный на нашем проекте, под спойлер![/spoiler]
[font=Times New Roman][size=14][align=center]дополнительно, что хочется сказать: требования к игроку, пожелания, что вы можете предложить будущему игроку.[/align][/size][/font]
[/td][td width=1% bgcolor=#2a2924][/td][/tr]
[tr][td width=100% bgcolor=#2a2924 colspan=6]
[/td]
[/tr]
[/table]

В ЗАЯВКАХ ПРЕДСТАВЛЕНЫ:

❖ 007 BONDIANA
«Бондиана»
James Bond
❖ ARROW
«Стрела»
Laurel Lance
Nyssa al Ghul
Moira Queen
Rebecca Merlyn
Thea Queen
«порождение крови»
Annalise, Queen of the Vilebloods
❖ BUFFY THE VAMPIRE SLAYER
«баффи истребительница вампиров»
Danw Summers
Rupert Giles & Joyce Summers
Willow Rosenberg & Xander Harris
❖ CONJURING
«Заклятие»
Ed Warren
Lorraine Warren
❖ CRIMSON PEAK
«Багровый Пик»
Alan McMichael
Edith Sharpe
❖ DARK SOULS
«темные души»
Quela
❖ DC
«Детективные комиксы или Тёмная вселенная»
Barbara Minerva
Death
Donald Allen
Evelyn Crawford
Harold 'Hal' Jordan
Helena Rosa Bertinelli
Jonathan Crane
Linda Danvers
Louise Lincoln
Mon-El
Oliver Queen
Werner Vertigo
❖ DOCTOR WHO
«Доктор Кто»
Christina de Souza
River Song
❖ EGYPTIAN MYTHOLOGY
«Египетская мифология»
Hathor
Heket
Horus
Isis
Mathayus
Nehebkau
Nut
Ra
Shu
Tefnut
Thoth
❖ ELEMENTARY
«Sebastian Moran»
Sebastian Moran
❖ EVER AFTER HIGH
«школа долго и счастливо»
Holly O’Hair
Poppy O’Hair
❖ FALLOUT
«Радиоактивные осадки»
♦ Sole Survivor
❖ FANTASTIC BEASTS AND WHERE TO FIND THEM
«Фантастические твари и где они обитают»
♦ Albus Dumbledore
❖ GHOSTBUSTERS
«Охотники за приведениями»
Patty Tolan, Jillian Holtzmann, Erin Gilbert, Abby Yates
❖ GOTHAM
«Готэм»
Barbara Kean
Bruce Wayne
Ivy Pepper
James Gordon
Harvey Bullock
Maria Mercedes "Fish" Mooney
❖ GREEK MYTHOLOGY
«древнегреческая мифология»
Cratus
Heracles
Hermes
Poseidon
Zelus
Zeus & Hera
❖ GRIMM
«Гримм»
Drew Wu
Eddy Monroe
Hank Griffin
Nick Burkhardt
❖ HELLBOY
«Хэллбой»
Liz Sherman
❖ HERCULES
«Геркулес»
Hercules
❖ HOBBIT
«Хоббит»
Smaug the Golden
❖ HOW TO GET AWAY WITH MURDER
«Как избежать наказания за убийство»
Connor Walsh
❖ KINGSMAN: THE SECRET SERVICE
«Kingsman: Секретная служба»
Charles Hesketh
❖ LEAGUE OF LEGENDS
«Лига  Легенд»
Jinx
❖ LEGEND
«Легенда»
Leslie Holt
❖ LEDENDS OF TOMORROW
«Легенды завтрашнего дня»
Leonard Snart & Mick Rory
❖ LUCIFER
«Люцифер»
Lucifer Morningstar
❖ MARVEL
«Комиксы Марвел»
Agatha Harkness
Alexander Summers
Bobby Drake
James Madrox
Kaecilius
Kitty Pryde
Kurt Wagner
Lockheed
Marc Spector
Piotr Rasputin
Samuel Wilson
Stephen Strange
❖ MARVEL'S JESSICA JONES
«Джессика Джонс (Марвел)»
Malcolm Ducasse
❖ MERLIN
«Мерлин»
Aithusa
Nimueh
Mordred
Morgause  Gorlois
❖ METHODIUS BUSLAEV
«Мефодий Буслаев»
Foulona
Haar
Helata
Hola
Laminа
Malara
Philomena
Radulga
❖ MISSION: IMPOSSIBLE - GHOST PROTOCOL
«Миссия невыполнима: Протокол Фантом»
Sabine Moreau
❖ MONSTER HIGH
«Школа Монстров»
Venus McFlytrap
❖ NANATSU NO TAIZAI
«семь смертных грехов»
Merlin
❖ NORSE MYTHOLOGY
«Скандинавская мифология»
Angrboda
Fenrir
Freyr
Frigg
Gods
Iduna
Nerthus
Hoenir
Njord
Ran
Sigyn
❖ NOW YOU SEE ME
«Иллюзия обмана»
Dylan Rhodes
J. Daniel Atlas
❖ ONCE UPON A TIME
«Однажды в сказке»
Zelena Mills
❖ OVERWATCH
«Дозор»
Widowmaker
❖ PIRATES OF THE CARIBBEAN
«Пираты Карибского Моря»
Jack Sparrow
❖ PERCY JACKSON & HEROES OF THE OLYMPUS
«Перси Джексон & Герои Олимпа»
Annabeth Chase
Clarisse La Rue
Leo Valdez
Piper McLean
Thalia Grace
❖ PRETTY LITTLE LIARS
«Милые обманщицы»
CeCe Drake
❖ PUSS IN BOOTS
«Кот в сапогах»
Humpty Dumpty
Kitty Softpaws
❖ RISE OF THE GUARDIANS
«Хранители снов»
Jackson Overland Frost [Jack Frost]
❖ SACRA_TERRA. ANGELIC NIGHT
«сакра-терра. ночь ангелов»
Angel Morbilli
❖ SCOOBY-DOO
«Скуби-Ду»
Scooby Doo
Velma Dinkley
❖ SHERLOCK BBC
«Шерлок»
Molly Hooper
Mycroft Holmes
Sherlock Holmes
❖ SHREK
«Шрек»
Donkey
❖ SNOW WHITE AND THE HUNTSMAN
«Белоснежка и Охотник»
Eric, the Huntsman
Ravenna
❖ SPY
«Шпион»
Bradley Fine
Rick Ford
❖ STAR WARS
«звездные войны»
Vaylin
❖ STRANGER THINGS
«Очень странные дела»
Jane Ives [Eleven l El]
❖ SUITS
«Форс-Мажоры»
Harvey Specter
Louis Litt
❖ SUPERNATURAL
«Сверхъестественное»
Dean Winchester & Sam Winchester
❖ TEEN WOLF
«Волчонок»
Beast of Gevaudan
Chris  Argent
Isaac Lahey
Laura Hale
Stiles Stilinski
Vernon Boyd
❖ TESTAMENT OF YOUTH
«Заветы Юности»
Vera Mary Brittain
❖ THE100
«сотня»
bellamy blake
❖ THE 10`TH KINGDOM
«10-ое Королевство»
Cinderella
❖ THE BORGIAS
«Борджиа»
Gioffre Borgia
Giulia Farnese
Juan Borgia
Rodrigo Borgia
Vanozza Cattaneo
❖ THE ELDER SCROLLS
«древние свитки»
Vaermina
❖ THE FLASH
«Флэш»
Carla Tannhauser
Edward "Eddie" Thawne
Eliza Harmon
Jesse Chambers Wells
Caitlin Snow [Killer Frost]
Hartley Rathaway
Wallace Rudolph 'Wally' West
❖ THE KANE CHRONICLES
«Наследники Богов (Хроники Кейнов)»
Sadie Kane & Carter Kane
❖ THE MAGICIANS
«Волшебники»
Eliot Waugh
Penny Adiyodi
❖ THE MORTAL INSTRUMENTS
«орудия смерти»
Camille Belcourt
Jonathan C. Morgenstern
Raphael Santiago
Simon Lewis
❖ THE ORIGINALS
«Первородные»
Davina Claire
Elijah Mikaelson
Finn Mikaelson
Freya Mikaelson
Lucien Castle
Marcel Gerard
❖ THE SECRET CIRCLE
«Тайный круг»
Adam Conant
Cassie Blake
❖ THE TWILIGHT SAGA
«Сумерки. Сага»
Edward Anthony Masen Cullen
Carlisle Cullen & Esme Enn (Plett-Evenson) Cullen
Jacob Billy Black
Маrie-Alice Branon Cullen & Jasper Whitlock Hale
Seth Clearwater
Victoria
❖ THE VAMPIRE DIARES
«Дневники вампира»
April Young
Kai Parker
Matt Donovan
Stefan Salvatore
❖ THE WHITE QUEEN
«Белая королева»
Edward IV of York
Elizabeth of York
❖ TORCHWOOD
«Торчвуд»
Gwen Cooper
Ianto Jones
❖ TRANSPORTER
«Перевозчик»
Frank Martin
❖ TRUE BLOOD
«Настоящая кровь»
Bill Compton
Godric
Lafayette Reynolds
Nora Gainesborough
Sookie Stackhouse
❖ WARCRAFT
«военное ремесло»
Aegwynn
❖ WAREHOUSE 13
«Хранилище 13»
Claudia Donovan
❖ WILD CHILD
«оторва»
Freddie Kingsley
❖ Z NATION
«Нация Зет»
Mack Thompson

Отредактировано Allison Argent (2016-07-26 19:45:49)

+3

31

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ НЕВЕРОЯТНОГО МУЖЧИНУ.

007 BONDIANA
«Бондиана»
https://31.media.tumblr.com/9ad87436312e0f63bffdca38c96e925b/tumblr_inline_nxgzqqBvWV1qgwf3a_500.gif
Bond. James Bond ~45 | человек/полубог* | Daniel Craig

Итак, рассказывать вам, кто такой Джеймс Бонд и с чем его едят, под каким соусом, я не буду. Если вы на минутку задержались на этой заявке, значит и без меня все знаете, смотрели фильмы или может быть даже читали книги [для взятия роли вопрос непринципиальный]. Итак, просмотр фильма Спектр окончательно убедил меня в том, что Джеймс НЕ человек. По-крайней мере, не совсем обычный. spoiler alert! Упасть с крыши на диван, просто повезло? Попасть из пистолета с катера в вертолет? Это физически невозможно. Ну и другие его трюки. Это все неспроста хд
Но поверьте, наличие божественной матери, на историю персонажа никак не повлияет. Ни слова против канона фильмов.
Мы можем начать игру после титров Спектра, или раньше, или же Джеймс и вовсе никогда правды не узнает. В общем, простор огромный, а мы поиграть сможем и не раскрывая карт, это я вам обещаю)


Пост

Вы можете не верить в магию, в вампиров, в богов или в единого Бога, но каждый из вас хоть раз в жизни прибегал к помощи оберегов, амулетов. Многие из вас не снимая носят подвески, которые, как вам кажется, приносят вам удачу. Кто-то может быть носит в кошельке первую заработанную монетку или еще какую-то памятную мелочь, которая для другого человека вообще дешевая безделушка. Для вас же она бесценна. Или же вы купили памятный сувенир, например, египетский картуж, и верите, что он будет защищать вас от злых духов, также как, например, и купленный в Мексике ловец снов. Или самая распространенная по миру кроличья лапка, которая по преданиям приносит удачу. Вот это, кстати, чистой воды бред. Даже не представляю, кто мог выдумать подобную чушь. Точно вам могу сказать, Тюхе не имеет к этому никакого отношения. И вообще, это зверство. А с остальной частью кролика вы потом что делать собираетесь? И почему именно лапка? А не ухо? Или хвост? В общем, мы на самом деле до сих пор из-за этого смеемся. Мне остается лишь радоваться, что символом победы до сих пор считается и довольно долгое время будет считаться лавровый венок. Согласитесь, это довольно безобидно.
Как правило, все ваши приметы, талисманы, амулеты — всего лишь предрассудки и заблуждения, суеверные глупости, но вы верите, и они действительно вам помогают. Кому, как не богу понять, на что способна человеческая вера. Вы питаете нас. Мы не можем существовать без вас.
И только представьте на минутку, что существуют такой силы артефакты, которые в состоянии сделать бездомного и уже совсем отчаявшегося — самым богатым человеком на земле, и ему для этого не придется долго и упорно трудиться, или придать храбрости и уверенности тому, кто раньше боялся собственной тени. Бред и сказки, скажете вы. Но пора бы вам запомнить. В этом сумасшедшем мире все старые и совершенно неправдоподобные сказки очень часто оказываются чистейшей правдой.
Например, вот эта парочка, прогуливающаяся по полупустынной улице Берлина и устроившаяся в одном из уютных кафе, где подают самый ароматный в мире кофе и самые сладкие пирожные. Внешне они не отличались от других, таких же парочек, решивших прогуляться этим чудесным январским вечером. Миловидная высокая блондинка и брюнет, чьи черты лица были схожи с ее. Они выбирают дальний от входа столик, оба устраиваются так, чтобы видеть вход в кафе и всех посетителей. Им приносят меню, но они делают заказ, не глядя. Оба не в первый раз приходят в это место.
Рассказывай, что тебе удалось узнать, — нетерпеливо спрашивает женщина, как только перед ними ставят две чашки с крепким кофе и поднос с ассорти из пирожных, и официант оставляет их одних. Она понижает голос и подается вперед. — Он действительно завладел Копьем, и вот-вот обнаружит, где находится Ковчег? — они действовали наугад. Существовала малейшая возможность того, что все победы немецкой армии связаны с тем, что она хорошо вооружена, а солдаты лучше всех организованы и натренированы. В противном случае, как и в случае их провала, мало не покажется даже им. Услышав их разговор со стороны, вы могли бы решить, что перед вами два археолога или мистика, одержимые поисками ответов на извечные вопросы.
Но это не простые смертные, как может показаться на первый взгляд. Перед вами два бога — Кратос и Ника, брат и сестра, которые провалили, возложенную на их плечи миссию, они должны были убедиться, что такие мощные и действительно могущественные артефакты никогда не попадут не в те руки. Для них вообще не существовали "те" руки. Смертные не могли совладать с такой властью и даже самые светлые души в итоге становились рабами Копья. Им было мало, все время мало.
Поначалу, я искреннее надеялась, что Копье навсегда утеряно и уничтожено по незнанию, а пусть к Ковчегу обнаружить невозможно. Слишком много загадок, слишком много препятствий — никому не хватит терпения и сил. Но если у него действительно уже есть Копье, он в конечном итоге обнаружит и Ковчег. И тогда весь мир покорится перед ним.
Этого боги допустить не могли. В настоящий момент мы пытались собрать по всему свету утерянные ранее артефакты. Самые могущественные. И переправить их в безопасное место, где до них не доберется уже ни один смертный. Когда Зевс узнал, кто именно потерял Копье, его приказ был ясен. Любой ценой вернуть.
И что самое обидное, наши силы обернулись теперь против нас. Мы проиграли бы, если бы выступили против него в открытую.

да, заявка выкуплена, но лишь потому, что мне хочется видеть на этой роли хорошего и стабильного игрока. не спешите закатывать глаза и закрывать вкладку. да, в расе у вас будет указано полубог, но фактически ничего для Бонда не изменится. вам не нужно знать никаких других канонов, кроме своего для того, чтобы играть. я все подробно расскажу и подскажу. давайте мы до регистрации/после в лс или где-то в мессенджерах с вами спишемся и все-все обсудим. взамен я могу предложить вам интересные сюжеты, теплое общение и графику, если потребуется. Бонда трепетно и верно ждет Кью, а также каст Кингсмана [эти выскочки с зонтами снова все испортили. когда агенты 00 поумнеют?], да и агенты ЩИТа думаю пару ласковых для него приготовили. плюс, конечно же я и моя семья. поверьте, не будет скучно.
если что, посты я пишу обычно 4к+, флуд по вашему усмотрению, как и все прочая, в том числе личная жизнь, благо она у него крайне разнообразная))
статика

! Персонаж выкуплен
*прием будет осуществляться только с одобрения заказчика

+2

32

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ПОДРУГУ?... ХЕ-ХЕ. КОГО-ТО ИНОГО.

PRETTY LITTLE LIARS
«Милые обманщицы»
http://media.tumblr.com/6b1fa7059b65f1eb8653b7c7ae799c4f/tumblr_inline_mor2y7L9w21qz4rgp.gif
CeCe Drake 23 | human | Vanessa Ray(!)

Джейсон о СиСи: «Ты и Элисон...вы играете людьми. Вы заслуживаете друг друга, не так ли? Вам же все равно, кому причинять боль, да? Когда она встретила тебя, то отдалилась от всех нас.»
Моя красивая, моя опасная и бесконечно прекрасная. А еще, такая похожая на меня. Намного старше, но ставшая такой близкой мне. По моей просьбе ты была в красном плаще и никогда не рушила моих планов. Мы любили быть похожими настолько, что нас порой можно было спутать со спины. Успешная, уверенная в себе, знающая всех и вся. Бывшая девушка моего брата [кеееем она ему  была? хд но обойдемся без спойлеров] из круга общения которого я была рада увести тебя. Многие говорили, что мы стоим друг друга. И это мы, настолько понимающие друг друга, знали всегда. Но разве было в этом хоть когда-нибудь, хоть что - нибудь плохое? Ты прекрасна несмотря на все, что сделала, СиСи. Но я всегда буду готова помочь тебе. 


Первый пост за Эли.

Я смотрю на своих девочек, не сводя с них взгляда и улыбаюсь. Такие вроде бы разные все, в индивидуальности своей, но между тем, неуловимо похожие. Добрые, любопытные, умеющие сопереживать, что не так уж часто в этом мире встречается. Я знаю, кто объединил их когда-то и позволил им сейчас быть тут, совершенно рядом друг с другом, позволяя расслабиться, и доверять, чего они не могли делать со своими семьями. И все же, в том, что они были достаточно близки, была и их заслуга, не только моя. В конце концов, все мы и каждая из нас, были довольно - таки сильными индивидуальными личностями, способными принимать решения и выбирать себе желательный круг общения. Разве что  с оглядкой на то, что некоторых в нашу компанию никогда не позволила бы я.
[float=left]http://49.media.tumblr.com/tumblr_m9pnal6oXL1qmuesuo4_250.gif[/float]
Но они у меня умные и вряд ли совершат подобную глупость. В конце концов, зачем нам лишние люди, которые никогда не смогут вписаться столь же идеально в мой круг общения, как это сделала каждая из них? Такая по-домашнему милая Ария, серьезная Спенсер, ласковая Эмили и наша булочка Ханна. Они не были похожи друг на друга, словно капли воды из одного озера. И все же, я знала, что могу им доверять и поделиться тем, чем посчитаю нужным. Но остальные...остальные были мне не нужны. Тайна не может существовать, если ее знают более двух человек. И пусть о каждой из них я знала то, что не подозревали все прочие, не было вовсе никакой нужды вовлекать в это все еще и кого - то шестого. Идеальный тандем из пяти, во главе со мной, пусть я и не заявляла об этом никогда громогласно. Нам было  комфортно, нам было хорошо. Так был ли смысл разрушать эту идиллию?
Смотрю на Ханну с ее смиренным лицом и на то, как поджимает она губы. Знает вероятно, что ей придется сейчас участвовать в чем-то, что потенциально смутит ее, но абсолютно не представляет в чем. И все же, не прячется дома, под теплым одеялом, под которым ее никто бы не нашел, а мужественно остается здесь. Милая девочка,  без претензии на мое место, хоть и чем-то неуловимо похожая на меня. Такая же блондинка, которая любит завивать свои волосы и в некоторых моментах, когда это не выглядит совсем уж неуместно, обладающая чувством стиля. Ханна была милой, это надо признать.  Чего только стоили ее вечные попытки защитить всех убогих и угнетенных, когда я указывала тем место? Но моя пышечка должна была быть на моей стороне, а не чужой. Ну, а я предпочитала, чтобы люди знали свое место. И пожалуй, излишне меня не утомляли.
[float=left]http://49.media.tumblr.com/tumblr_m9pnal6oXL1qmuesuo2_250.gif[/float]
Наша великолепная и идеальная Спенсер. Высокий айкью, прекрасное чувство стиля, воспитанное семьей и жуткий страх не преуспеть. Кем надо быть, чтобы внушить ребёнку, что он не стоит ничего, если не забрался на пьедестал, растолкав по пути всех остальных? И откровенно говоря, не отцу Хастингс бы заявлять о необходимости поступать правильно, с его - то темным прошлым, о котором мне вполне известно. Но я не кидаю Джокеры на стол  в начале игры и не горю жаждой правды настолько, чтобы вываливать ее на окружающих, не позаботившись о том, что мне это принесет. Тот факт, что я знаю о том, кем приходится мой брат отцу Спенсер, может стать настоящей бомбой для моей подруги, которой вряд ли понравится осознавать измену отца. Но мы не на суде присяжных находимся на данный момент, а на импровизированной вечеринке между нами, девочками. Сегодня и возможно в ближайшее время, я молчу. А Спенсер..она пусть продолжает побеждать. Маленькая зависимая от общества девочка, которая так любит бросать мне вызов. Но она все равно близка мне и мною любима. В конце концов, даже самые идеальные из нас не без недостатков, не так ли?
А вот Эмили всегда была моей любимицей. И не только потому, что нас связывало то, что никогда не должны были узнать остальные, но и по самой банальной причине, которая только могла быть в  этом случае. Она любила меня, а я это ценила. Трудно не быть довольной, когда на тебя такими сверкающими глазами смотрят. И - да, за исключением некоторых моментов, я всегда предпочитала мальчиков, а не девочек. Но Эмили...Было в ней что - то такое, завораживающе-милое. Я не болела ею, мне не хотелось быть "рядом" в том смысле возможно, который нужен был ей. И всё же, она вызывала порой у меня желание защитить ее и обнять. Думаю, что ей это нравилось. Ведь не все нужно знать остальным девочкам, правда? 
[float=left]http://49.media.tumblr.com/tumblr_m9pnal6oXL1qmuesuo3_250.gif[/float]
- Где Ария? Я не слишком довольна тем, что Монтгомери опаздывает. И будь у последней хоть какое-нибудь адекватное объяснение тому, почему она задержалась, несмотря на то, что я  всем сказала появиться в восемь, вполне вероятно, меня бы это не трогало. Но она сказала, что выходит из дома, примерно пол часа назад, по прежнему не явив пред нами свой светлый лик. Быть может, стоит быть чуть более обязательной, когда речь идет о твоих друзьях?
Но я не высказываю недовольства, делая вид, что мне всё равно. В конце концов, задержалась и задержалась. Не всем же быть  пунктуальными и вовремя, как Ханна, которая даже раньше немного всегда приходила. Но лёгкое раздражение, которое я вполне успешно скрываю за равнодушным тоном, которым задаю вопрос, всё же проскальзывает. Почему вообще из этих четверых, пригласив их к себе, я должна кого-то ждать? В конце концов, дом не слишком часто был в нашем распоряжении, в виду бесконечных тусовок моего братца-придурка, заполонившего его своими друзьями-наркоманами. Можно было воспользоваться моментом и сделать так, чтобы все было идеально, а не опаздывать, без всяких на то причин. Уверена, выбирает между очередной майкой со скелетами и чем-нибудь сладко-розовым. Словно кому-то сегодня в  этом доме, было до ее одежды дело. С кем тут, кроме меня, ей в стиле соревноваться? 
- Пока ее нет, предлагаю наконец - то начать этот вечер. Она присоединится позже. Я усмехаюсь, бросая взгляд на своих подруг и отправившись на кухню, достаю то, что было припрятано там с самого утра, как только я узнала, что Джейсон уезжает со своими дружками на озеро на несколько дней. Бутылка виски, которую он приобрел для себя, вероятнее всего, но про которую успешно забыл. И я не могла его винить, если она могла сейчас предназначаться нам. А его обвинения и вопли потом...я справлюсь. В первый ли раз? Мне не привыкать.
Ставлю бутылку на маленький стол, расположившийся перед диваном, на котором уселись девчонки и игнорируя взгляды некоторых из них, полные сомнения, тут же отворачиваюсь, направляясь за стаканчиками. В конце концов, мы не так уж часто позволяли себе подобные шалости, о которых никогда не стоило знать нашим родителям. Так почему бы мы должны были отказываться от этой возможности, когда она нам выпадала? Да, алкоголь - плохо для несовершеннолетних и вполне вероятно, у нас всех будут большие проблемы, если об этом кто-нибудь из взрослых узнает. Но мой дражайший братец вряд ли побежит жаловаться родителям, которые вполне могут узнать, в свою очередь, о ЕГО шалостях в нашем доме, а остальным будет просто неоткуда. Никто и никогда не ждет от нас подвоха. Я - любимица своих родителей, которая никогда их не подведет. Спенсер - идеальная дочь, лучше которой и быть никого не может. Ханна - мамина любимая пышечка, которой вообще неизвестно слово "бунтарство", ну, а Эмили. . . отец далеко, а мать понимает, что дочери нужна поддержка в этом свете, хотя бы в виде друзей. Ничего страшного не может произойти от того, что мы собираемся сделать сегодня. Всего лишь один вечер, наполненный весельем. Разве это страшно? Делать свою жизнь иногда забавной.
[float=left]http://45.media.tumblr.com/tumblr_m9pnal6oXL1qmuesuo8_250.gif[/float]
- Я надеюсь, никто не будет возражать, что мы можем иногда повеселиться? Я улыбаюсь и с вызовом, по очереди, смотрю в глаза каждой из подруг. Они все не слишком любят нарушать правила, опасаясь последствий, но я никогда не терпела уныния в своей жизни. И если уж они были кем-то близким для меня, то пожалуй, я должна была им доверять. А это могло случиться только в том случае, если они не будут убивать меня своей скукой. Хотя бы иногда будут позволять себе не быть папиными правильными дочками, которые никогда не лгут. Меньше сомнений, больше веселья. Ведь все то, что произойдет сегодня тут, умрёт вместе с нами.
- Вот и отлично. Я рада, что мы все сегодня собрались здесь. Сладко улыбаюсь, разливая алкоголь по бокалам. Совсем понемногу пока, буквально на самом дне, чтобы почувствовать вкус. Но ночь, на которую они все отпросились ко мне, предстоит довольно долгая. Кто знает, к чему она нас приведет? Пожалуй, будет неплохо, если мы позволим себе немного шалостей сегодня. Ну правда. Кому от этого станет хуже? 
А еще, я знаю, что они не будут перечить мне, даже если кто - нибудь из них против. Совсем неважно чего....всего. Всего, что только я делала когда-либо, буду делать сегодня или сделаю еще. Не потому, что они у меня - совсем бессловесные овечки, не имеющие права голоса. Я даже замечала пару раз, как Ханна бросалась защищать неудачников вроде Моны, раздражающих меня одним фактом своего существования. И это ли не гордость для нашей скромной и плаксивой девочки? Но они все слишком любят и ценят меня, чтобы объявить мне войну, ради чего бы то ни было. А я, в свою очередь, это ценю.
- У меня достаточно планов на эту ночь, но предлагаю начать с фантов, чтобы начать вечер. Взяв свой стаканчик в руку, я сажусь на диван, прямо напротив девочек, закинув одну ногу на другую. Мне нравится видеть их всех в одном поле зрения и совсем рядом. Не нужно вертеться, чтобы замечать малейшие отражения эмоций на лице каждой из них. И если уж мы хотели повеселиться сегодня, этой ночью, то мне необходимо было знать, что все они и каждая из них, готовы на это. Я не любила скучных людей и они все рядом со мной были вовсе не потому, что мне с ними приходилось умирать от тоски. Хотя и это порой, надо было признать, бывало.
Но сегодня, находясь в моем доме, особенно в тот момент, когда Джейсон свалил куда подальше и надолго, мы просто обязаны были использовать этот шанс, и запомнить эту ночь как довольно - таки забавную. И уж можно поверить, я ее таковой для моих девочек сделаю. Главное, чтобы они позволили себе раскрыться и перестали быть теми, кем были большую часть времени. Ночь и вечеринки, пусть и небольшие - время для веселья.
Так отметим же это.

От Вас требуется не так много:
- Знание канона, потому что СиСи это . . . вам надо знать  весь канон, простите хд
- Совершеннолетний возраст, адекватность и желание развивать персонажа
- Качественные и длинные посты. Сама пишу 9К+, игрока хочу от 6К+
- Оденем, обуем, поможем влиться в наш дружелюбный коллектив, нас из каста много
- Внешность не меняйте, Ванесса безупречна, красива и прекрасна
- Мы пока отыгрываем третий сезон, но там сориентируемся

ВНИМАНИЕ: Я ЗНАЮ, ЧТО ИЗ СЕБЯ СИСИ ПРЕДСТАВЛЯЕТ И КТО ЭТО ЕСТЬ МНЕ ПО ФАКТУ.
НО СПОЙЛЕРИТЬ Я НЕ ХОЧУ, ПОЭТОМУ ПРОПИСЫВАЮ ЕЕ ПОКА КАК ПОДРУГУ, ИБО У НАС ПО ВРЕМЕНИ ПРИМЕРНО 3 СЕЗОН.
НО ...  ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ВЗЯТЬ СИСИ, ИБО ОНА КРУТАЯ.... ВОТ ВАМ ССЫЛКА НА СПОЙЛЕРЫ, ЕСЛИ НЕ ВИДЕЛИ МО ПОЛНОСТЬЮ И НЕ ЗНАЕТЕ, ДРЕЙК ВООБЩЕ КЕМ ВООБЩЕ ЯВЛЯЕТСЯ ХД: http://www.ellegirl.ru/articles/shokiru … akonchena/
ПОТОМ НЕ ВИЗЖИТЕ  ХД

Отредактировано Alison DiLaurentis (2016-01-20 02:21:36)

+2

33

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ОГНЕННУЮ ПРИЯТЕЛЬНИЦУ.

THE TWILIGHT SAGA
«Сумерки»
http://savepic.su/6962192.gif
Victoria 460+ | vampire | Rachelle Marie Lefèvre

Красивая. Опасная. Манипулятор. Умеет любить, но почти не способна на прощение. Готова оставлять трупы за своей спиной, во имя достижения целей. Не готова умирать и способна выживать буквально любой ценой, которая только потребуется. Но однажды всё же умерла, поддавшись любви.
Виктория точно такая же, как я. Мы не могли не заинтересоваться друг другом, встретившись однажды. И пусть довериться друг другу, такие похожие, мы смогли не сразу, это все же случилось. Не слишком-то, мы достаточно похожи были для того, чтобы понимать, что одна из нас всегда может предать вторую. Но всё же, наши отношения были куда теплее, чем то, что мы чувствовали по отношению к остальным. К тому же, между нами и нашими историями было столько общего.
Сложно сказать, что случилось с этой чокнутой вселенной, если она с того света начала вытаскивать погибших вампиров. Вернулась я, вернулась моя погибшая дочь Надя и как я узнала, встретив ее однажды, вернулась в мир живых и Виктория. Быть может, забывшая обиды, решайте сами, но скорее всего, горящая жаждой мести. Как и я, по отношению к тем, кто убил меня. Так почему бы нам не объединить усилия и не стать опаснее вдвойне, к нашим врагам? Я помогу Вики, она поможет мне. Ведь две головы - всегда лучше, особенно когда тело не одно на двоих. 


Пост

И соглашение пришло рюмки через три.

Если вселенная думала, что сначала дав убить меня, а затем вышвырнув в этот мир снова вампиром, она меня прокляла, или напротив, оказала огромную услугу, то она ошибается. Не знаю уж, какие планы были на меня у этой психопатки, но не исправляться, ни осознавать ошибки прошлого, как это делается в подобных случаях, ни уж тем более, считать себя присланной сюда для великой миссии,  я не собиралась. И не только потому, что никто конкретно, вышвырнув меня из Ада, никаких инструкций не давал, но и от того пожалуй, что подчиняться я никогда не любила. И если эта старуха действительно что - то решала, как с бесконечной встречей двойников, то пожалуй, я с полной уверенностью могла заявить, что мне всё равно. Чего стоят для меня какие - то цели или пожелания судьбы, или не знаю, кто там нами управляет, если вот уже пять веков свою жизнь планировала я сама? Могу ответить сразу и не юля - ничего. Так что пожалуй, могу произнести "спасибо", но это - максимум, на который может рассчитывать эта сумасшедшая.
Я усмехаюсь, смотря на бармена, с пустым взглядом наливающим мне очередную стопку текилы из бутылки, которую я на этот вечер определила полностью для себя. И пожалуй, внушение - один из главных бонусов вампира, исключая бессмертную красоту, ну конечно же. Уж мне ли было не знать, чего стоит ее потеря? 
Но это все позади и теперь я могу позволить себе вновь стать той, кем  и была. Великолепной и уникальной в своем роде Кэтрин Пирс, с пометкой, подтвержденный в миллионный раз: неубиваемая. И пожалуй, я совсем не шутила, когда говорила своим врагам, что если понадобится, выберусь даже из Ада, не стаскивая своих туфель. Ведь я выбралась оттуда. И я по-прежнему, не снимаю своих высоких шпилек, по которым в смерти скучала пожалуй не меньше, чем свежему воздуху. Однажды взяв на себя обязательство быть лучшей, сложно отказаться от него добровольно. Кем бы я была, в конце концов, если бы быстро сдалась тому, что увидела после смерти и вернулась к жизни своей жалкой копией, вроде Елены Гилберт?  Уж точно не собой. И когда я встречусь со своей дочерью, мне хотелось, чтобы она увидела меня такой, какой видела до того  момента, когда я начала стареть. Её мамой, просто безусловно, готовой быть всегда рядом с ней и вырвать сердце любому, кто теперь покусится на жизнь Нади. Но только не слабой. Только не той теперь, кому так нужна ее помощь.
[float=left]http://49.media.tumblr.com/99f50715254c0c5532824c45b14b59d7/tumblr_mp9u66fmg31rvu4s0o1_250.gif[/float]
Бонусов у бессмертия много и я не собираюсь отказываться ни от одного из них. В конце концов, к чему лишнее ханжество, если все может принести удовольствие, если только правильно уметь этим распорядиться? Алкоголь, кровь и бессонные ночи до утра. Как скучала я по ним, когда была обычной смертной, телу которой это приносило только разрушение, и как ценила сейчас, когда вовсе не обязана была думать о том. Жизнь - прекрасна. И теперь, вновь обретя мое тело и дочь, как ни странно, тоже вернувшуюся из небытия, я понимала это как никогда точно. Можно было бы грустить, сидя где-нибудь на окраине мира и заливать в себя тоннами виски, жалея о том, что я потеряла единственную, что на этой планете могла меня любить искренне, как никто. И пожалуй, я так и делала бы, если бы думала о том, что мой ребёнок ко мне уже никогда не вернется. Но у меня всегда было много друзей. И я знала, что не только одна Петрова вернулась.

Но это всё потом. И как бы не хотелось мне поскорее найти ее, до того, как начнут подтягиваться мои бесконечные "фанаты", прослышав  о том, что я вернулась в мир живых, я даю себе время на то, чтобы расслабиться. Не потому, что возле Нади я была напряжена, нет конечно. И пожалуй, по части веселья моя шикарная дочь могла бы дать фору многим из тех, кого я успела узнать за половину тысячелетий. Но... хоть я и не могла этого объяснить, мне это было нужно. Мы успеем еще с ней встретиться и никогда уже не разлучаться. Но только попозже, когда пройдет совсем немного времени. И уж точно, не сегодня ночью. 
Скучающим взором я окидываю зал. Пьяные мужчины, ждущие лишь призывного взгляда, чтобы решиться на приглашение выпить. Их ревнивые спутницы, взорами хищниц окидывающие помещение так, словно все были тут только ради того, чтобы увести у них их парней. Одинокие кисы, такие красивые, но такие несчастные, начинающие с легкого мохито, а продолжающие двойным виски. Этот мир безусловно, шагал вперед семимильными шагами, но какие - то картины в нем не менялись никогда. 
Здесь уныло настолько, что пожалуй, я уже почти не против запереть здесь все двери, включая пожарный выход, и устроить свою вечеринку. Кровавую, на которую буду приглашена я одна. В конце концов, зачем отсылать много приглашений, когда есть хоть кто - то, готовый веселиться? И я, после своих бесконечных гонок на выживание, преждевременной старости и смерти, готова была это сделать. В конце концов, танцует хорошо тот, кого смерть научила. И я в этом танго была почти профессионал.
Мне пожалуй, не хватает сейчас Стефана. Но не  того милого мальчика, что увивался за Еленой, а другого. Потрошителя, способного разорвать на части здесь любого, за доли секунд. А затем, в приступе очередного своего безумного сожаления, создать безумную конструкцию из сложенных идеально пропорциональных тел. Которым уже никогда не суждено будет подняться со своих мест. И на эту ювелирную работу моего дорогого Сальваторе, вполне возможно, я полюбовалась бы сейчас, наблюдая за тем, как уменьшается в бутылке текила. Но Потрошителя давно не было, а иной Стефан мне был теперь не нужен. Пожалуй, тот клинок Странников, что он воткнул в меня, когда я пыталась признаться ему в любви, стал достойной финальной нотой наших отношений. Ему никогда не была нужна я, а мне теперь, после возвращения из Ада, не нужен был он. Лишь только Надя. Единственная, кто любил меня как никого и единственная, за кого готова отдать была свою жизнь я.
[float=right]http://49.media.tumblr.com/583bf659c9ea44c8cff9f4319fe7d033/tumblr_mp9u66fmg31rvu4s0o4_250.gif[/float]
Скучно. Уже мысленно почти соглашаюсь привести свой план в жизнь, когда внимание внезапно привлекает девушка, сидящая в углу бара, с бутылкой алкоголя. Миловидная на вид и очень яркая, волосы горят огнём даже в тусклом свете окружающей обстановки. Но как ни странно, абсолютно одна. И судя по тому, как легко она заливает в себя горячительную жидкость, ее парень вовсе не вышел на две минуты в туалет, чтобы немного освежиться. Она была одна, и она скучала. Кому еще, как не мне, это было понять? К тому же, я заметила, в каком ступоре развернулся и ушел от нее абсолютно пьяный боров, подошедший познакомиться. Достаточно всего одного слова малышки и прямого взгляда в его глаза, чтобы он даже не думал спорить со сложившейся ситуацией. Да правда? Мне так сразу и буквально без всякого повода, вдруг повезло?

Подхватываю свою бутылку, подмигнув на прощание бармену. Естественно, он будет обслуживать меня до победного конца, вне зависимости от того, сколько я здесь пробуду, и на сколько хватит моего терпения. Вот только улыбка, выдавленная в ответ, могла быть чуть менее мученической. В конце концов, я не в раба до конца жизни его превратила. Мог бы показать больше позитива, это же его работа.
- Привет, не против, если я присяду? Широко улыбаюсь, чтобы продемонстрировать свои самые мирные намерения и сажусь на диван рядом, ставя бутылку на стол. Я понимаю, что девчонка ожидала увидеть скорее какого - нибудь хамски настроенного мужлана, решившего скрасить вечер с рыжей красоткой, но увы. Хоть нам обеим было скучно, как кажется, случайных знакомств мы обе не жаждали. По-крайней мере, в том смысле, что обычно вкладывается  в это значение, когда речь идет о баре. Судя по тому, как быстро девочка заставила слушаться ее здорового мужлана, да еще не в первой степени алкогольного опьянения, вампиром она была несомненно. Ну, или очень сильной ведьмой. В любом случае, для меня, как для коллекционера забавных знакомств - вполне интересно.
- Я просто хотела выпить, но каждый мужчина считает, что появление девушки в баре - лишь проявление желания в отношении него. Уверена, эта девушка меня понимает. Если она действительно вампир, то сложно так сразу понять, сколько ей лет. В конце концов, мы не подвержены ни старости, ни увяданию. Но если смотреть на нее интуитивно, то кажется молоденькой. Нет чего  - то такого еще...во взгляде циничного. Хотя черт знает конечно, у меня весь вечер впереди.  А уж что - то, а нравиться людям, не знакомым с моей биографией, я умела.
[float=left]http://49.media.tumblr.com/3c7bc4db22aef955d5ce6f9be6a7cd62/tumblr_mnub2faS761rvu4s0o5_250.gif[/float]
- Не против, если я останусь тут? Тогда можно будет создать безобидную ситуацию мини-девичника и они отстанут. Усмехаюсь рыженькой, переводя свой взгляд на бутылку с текилой. Алкоголь мне всегда был куда большим другом, чем другие вампиры, ведьмы, люди и все прочие, кому я никогда не доверяла. Не стоило ведь бросать старых друзей надолго, ведь правда? Наливаю себе в кабальито, заранее принесенный с собой текилу и усмехаюсь, смотря своей новой знакомой в глаза.
- Кстати, меня зовут Кэтрин. А тебя? Уверена, имя "Кэтрин", несмотря на то, что для многих ассоциировалось именно со мной, вряд  ли так уж много могло значить для этой девочки. В  конце концов, здесь, в Чикаго, если она отсюда конечно, откуда ей было слышать про славу "Пирс", если она конечно не из прихвостней Никлауса была?

Но и это вряд ли. Даже если чокнутый первородный гибрид сидел за соседней кабинкой, даже он бы наверное не дернулся, услышав мое имя. В конце концов, для всех я два года назад умерла. И даже сложно было сказать, что это - неправда. Побывать в Аду, в самом прямом смысле этого слова, мне всё - таки пришлось. Так что пожалуй, можно было отпраздновать один из вечеров своей новой жизни в приятной компании. Тем более, девочка действительно, раздражения не вызывала. А это не так уж часто в моей практике случалось.

Викторию играли две девушки, я исключительно за Лефевр. Впрочем, вы можете на внешность взять обеих, на смену, под настроение. С графикой помогу, Викторию когда-то играла, что - то, да осталось с ней. Чем именно она будет заниматься, я указывать не буду, решим уже вместе. Может, отправится мстить, быть может - искать Джеймса, в надежде, что тот вернулся тоже, а быть может, что - то еще. Но в любом случае, я предполагаю, что скучно не будет. И в ваших планах я вам помогу. Берите Викторию только в том случае, если все книги читали, а  не только фильмы видели. Если что - то забыли, то вот статья, которая может  вам немного помочь: http://ru.sumerk.wikia.com/wiki/Виктория
Посты у вас должны быть по несколько тысяч, никак не три строки с цитированием. Я люблю наслаждаться игрой, а не отписками с одним предложением. По поводу количества людей на форуме не бойтесь, обязательно помогу вам тут обжиться и познакомиться с людьми. Буду ждать)

+2

34

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ МАЛЕНЬКУЮ ПОДРУГУ.

THE VAMPIRE DIARES
«Дневники вампира»
http://24.media.tumblr.com/8b2cb22eef4f81b63cbc10ff6cf301c2/tumblr_mgsy000f6u1rno586o3_250.gif http://25.media.tumblr.com/2b66ba55e73b22096cd34628dcd412ae/tumblr_mgsy000f6u1rno586o4_250.gif
April Young 19 | human | Grace Phipps(!!!)

На твою долю выпало много испытаний. Как и на долю тех, кто родился в Мистик Фоллс, честно говоря. Рано, будучи еще совсем подростком, в страшной трагедии потеряла отца. Узнала о том, что мир населяют вампиры и оборотни, и о том, что они совсем не дружелюбны порой к таким, как ты. Даже Елена Гилберт, которую ты знала с самого своего детства, пыталась убить тебя. И хорошо, что я в тот момент была рядом,и  смогла спасти тебя.
Наши отношения отличались от тех, что я привыкла выстраивать вокруг себя. Я не очень - то любила общение с маленькими девочками, со слезками на глазах, и не способных постоять за себя, но Эйприл меня зацепила сразу. Я не была долго в Мистик Фоллс(объясню потом сюжет,выстроенный на КД), но и этого времени хватило для того, чтобы эта девочка мне понравилась. Но так или иначе, я уехала и мы не поддерживали между собой никакой связи. Сколько  времени прошло? Год?  Два?
Эйприл давно уже не живет в МФ и не хочет возвращаться к страшным воспоминаниям. Да ей и не надо. Поступает предложение учебы в Новом Орлеане и она, окрыленная перспективами новой жизни, и не знающая о том, что он давно уже стал царством сверхъестественных существ, направляется туда. Где мы и встретимся. Ведь я туда приехала, к своей семье, после длительного путешествия по миру, вместе со своим братом Колом. И уж конечно, я рада буду вновь обрести Эйприл в своей жизни, и буду защищать от тех, кто надумает причинить ей вред.


Пост

Я абсолютно не скучаю по бедному, убогому и совершенно не интересному Мистик-Фоллс. Не меняющаяся с годами архитектура, подходящие больше для пожилых парки и какая-то абсолютно идиотская тишина. Нет, я вовсе не была глупа и понимала, что за один год там событий может произойти больше, чем в любом другом среднестатистическом городке подобного типа, за целое столетие, но это все было не то. Сладкие девочки с жизнью принцесс и глупые мальчики, считающие себя неподражаемыми. Вызывающий тошнотное чувство пафос и просто непередаваемое чувство презрения.
Да, я помню-помню, что все мы были привязаны к этому месту. Кто родился там,  а кто просто - очередному спятившему психопату для ритуала пригодился. И все же, у меня не было ни одного, даже самого маленького повода  любить это место. Разве что только за то, что оно вернуло мне Кола. Да-да, спасибо столь нелюбимому мною Сальваторе. Хоть на что - то в этой своей бестолковой вечной жизни пригодился.
[float=left]https://33.media.tumblr.com/1f2a35eddac4e13a7bf0adc2cb89e6d1/tumblr_ntk1feibnq1qluz4jo6_250.gif[/float]
Они хотели использовать нас с братом против Никлауса. Два Первородных вампира против одного чокнутого Первородного гибрида. Забавно все конечно и шоу могло бы быть веселым, вот только, никто из этой сладкой компании не учел, что во-первых, разборки нашей семьи остаются между нами, и дела нет нам до того, что кто - то пытается выкачать всю кровь из святой Елены, а во-вторых, никто из них и не мог знать тот факт, что нам с Колом давно уже не было ни до чего дела, кроме того, как быть рядом.
Вот только не надо мне напоминать о том, что появилась я здесь вместе с Ником и сама в какой - то момент хотела вырвать ему его жестокое сердце. Подобные желания нашу семью в отношении друг друга испокон веков посещают и тут нечему удивляться. Но какое нам может быть с Колом дело до того, что он жесток со всеми остальными? Защищать Гилберт, что притворилась моей подругой и вонзила кинжал в спину? Или же лгуна Деймона, что играл интерес ко мне, лишь для того, чтобы отвлечь?
Смешно, глупо и очень наивно. Я часто излишне поддавалась эмоциям, которые не стоили моих ошибок, но все же, в соперники себе детей никогда не выбирала. Да, забавно было наблюдать за тем, как гневно сверкают глазки Кэролайн, когда я флиртовала с Тайлером или заявила о том, что хочу вступить в команду поддержки. Мне не были нужны ее убогие радости, конечно же. Но видеть этот бесполезный гнев я любила. Можно сказать, что он меня забавлял.
Или, стоило считать своим врагом Сальваторе старшего, что был уверен в своей невероятной хитрости? Да ладно, смешно. Его флирт может быть и работал на курочках всех мастей, коих в Мистик Фоллс было больше, чем достаточно, на один квадратный метр, но я. .  . Мне было все равно, откровенно говоря. Единственный мужчина, возле которого я позволяла себе быть мягкой, был вовсе не он. И единственный, чья улыбка заставляла меня чувствовать, как внутренности все скручивает от желания, по отношению к нему, тоже. Так что, какие были шансы, что я пойду против родного и кого-то любимого брата, ради кучки несовершеннолетних детей, заигравшихся во взрослых? Думаю, что минимальны, с какой стороны к проблеме не подойди.
[float=right]https://38.media.tumblr.com/3f689c28dffe852a7e8fb089cc8bd6ff/tumblr_ntk1feibnq1qluz4jo10_250.gif[/float]
Но нет же. Сначала они не проявляют должного уважения ко мне для того, чтобы я стала их другом, а затем будят Кола, в надежде, что разозленные за заточение, мы оторвем Никлаусу голову. Да, мы были злы и раздражены одновременно. Ведомый одному ему понятной ревностью и желанием удержать нас рядом, он на слишком большой срок заставил нас улечься в гробы. Кола - с мыслью о том, что я его бросила. Меня .. Да, Никлаус не изобрел ничего оригинального в том, как настроить родственников друг против друга.
И все же, я благодарна Деймону за то, что он пробудил Кола. Теперь меня злит одна мысль об этом, но сама бы я о том могла и не подумать даже спустя пол века. Хотя бы потому, что была уверена в том, что мой любимый...братец, путешествует где-то по городам, и странам, забыв обо всех своих клятвах. Я же не знала, что наш любимый гибрид поступит и с ним также, как со мной, в слепой попытке "обезопасить семью", как он это называл. А на деле - понимая, что никому из нас уже не нужен.
Но дело теперь прошлое. Мне плевать, что происходит в Мистик-Фоллс и с Никлаусом в частности. Пусть хоть в Аду горят, хоть переуничтожают друг друга. Какое мне дело было до всего того, что произойдет с ними всеми, если я наконец вновь могу быть рядом со своей единственной, и настоящей любовью, и знаю, что он хочет того же самого?
[float=left] https://33.media.tumblr.com/8a463e28d3d9896273dd026e17060626/tumblr_ntk1feibnq1qluz4jo8_250.gif[/float] У меня все хорошо и то, что происходит где-то там, меня не интересует. Я с момента, как осознала себя взрослой девушкой, мечтала лишь об одном - быть рядом со своей истинной любовью. Когда поняла, кто это для меня - не могла не огорчиться. Даже в моем извращенном сознании всегда было мерзко думать о том, что я не могу просто быть ни с кем, кроме своего брата, вовсе не пылающего любовью к семье. И все же, единственные две вещи, о которых я жалела - о том, что слишком много времени потратила не на тех, и  о том, что так легко поверила Никлаусу,что не нужна ему.
Как ни странно, но именно моя недоверчивость, не наивность - моя ахиллесова пята. Сложно поверить в то, что чувства кого - то ко мне столь же сильны, как и мои к нему, но почему-то так легко поддаться гневу, думая, что меня предали. И к сожалению, поверить в это.
Захожу в бар с легкой улыбкой на губах, осматривая публику. Всё как всегда, всё как везде. Абсолютно ничего не меняется на протяжении столетий и смены городов. Только раньше девицы в длинных платьях до пола, стыдливо хихикали, когда их прижимали за все места, а теперь считали своим долгом усесться на колени к какому-нибудь мужику, что сможет оплатить больше трех коктейлей. Но в целом, ничего не менялось. Все становилось чинно-прилично, но нравы оставались прежними. А меня это всегда веселило.
Надо чем-то заняться. Знакомиться с кем-то я не собираюсь, пока Кол завис с кем-то из старых знакомых, устраивать здесь кровавую баню - тоже. По-крайней мере, пока я одна, у меня ленивое настроение и брат не со мной. Мы любили развлекаться с ним подобным образом, довольно часто. Причем настолько, что я не видела уже никакого интереса делать это одной.
Когда мы вместе, это становится целым представлением. Только друг для друга и ради друг друга. Кровь и страсть не отделяются друг от друга. И порой, когда у нас было на это настроение, мы позволяли друг другу расслабиться подобным образом. Не слишком часто. Теперь слишком  хорошо и слишком ярко освещают каждое пустяковое событие, вроде кучки сложенных друг на друга, причем довольно  аккуратно, людей. Но порой .. .да.
Но когда я одна и скучаю, все, что может меня интересовать в подобном заведении - алкоголь. Не эти же сопливые юнцы, что задорно оскалились, лишь только я вошла. И даже не их ревнивые девицы, демонстративно фыркающие - так, чтобы услышали их "спутники" и оценили. Насколько же это всё не задевает. Насколько же теперь мне плевать на всё, кроме основного.
Предполагается, что будет скучно. Я могу конечно просто веселья ради, найти здесь кого-нибудь, с кем буду флиртовать. Не придется даже пользоваться убеждением, я могу сразу заметить тех, кому интересна. Но не хочу. Может быть потом, если Кол соизволит оторваться от своих знакомых и приехать ко мне. Тогда да. Игра в ревность всегда была нашей любимой и не заканчивалась ничем хорошим для окружающих, но делать что - то за его спиной..к чертям собачьим не сдалось. Решу, что делать, уже по ходу дела.
Уверенной походкой направляюсь к бармену, огибая тела тех, кто попадался на моем пути. Этого делать в принципе не стоит, но понять их можно. Они пьяны и пришли сюда отдохнуть. Я тоже. Не будем накалять ситуацию, как бы не раздражало меня прикосновение чужих тел.
[float=right]https://38.media.tumblr.com/071b3d63a487a3758a3fb88395b0816f/tumblr_ntk1feibnq1qluz4jo7_250.gif[/float]
- Бармен, мне . . . Облокачиваюсь на стойку, с улыбкой смотря на лучшего товарища мне на этот вечер. Мне не принципиально, кто тут разливает алкоголь, но искренне надеюсь, что раздражать он меня не будет. Не люблю пить молча и собеседник мне нужен, но если будет трещать, то после окончания смены вскрою ему  глотку.
Внезапно, то ли интуиция, то ли резкое движение сбоку, заставляет меня повернуть голову и посмотреть туда. Удивительная встреча, даже для меня, тут нечего сказать. И я не сказать, что обескуражена или что - то там еще, но . . . не думала, что встречу ее здесь, вдали от Мистик-Фоллс, это да. Интересно, собачки Сальваторе тоже где  - то рядом? Принцесса Елена так грустна.
Я бы не подумала, что это - Кэтрин, даже если бы не слышала о смерти последней. Во-первых, слухам я привыкла не доверять, а с такими, как Пирс - вдвойне, а во-вторых, и стиль, и  вытянутые волосы, и главное - печаль всего мира  в глазах, говорили об обратном. Интересно, это с детства такая фишка или с годами отточенный навык?
Грустной, при всем том, Елена вовсе не выглядит. Бокал виски в руках, слишком нервный бармен рядом, уставившийся на меня немигающим взглядом, словно я с бензопилой в руке пришла. И . . .Все же, было в образе Гилберт что - то "не то". Хотя, что именно, понять я пока не могла. Давно не виделись потому что наверное. Хотя последнее вовсе было не особо грустным моментом.
- Елееееена. Я широко улыбаюсь, всем корпусом повернувшись к Гилберт. Нет, я вовсе не фанатка нашей маленькой и хрупкой девочки, которую нужно бесконечно защищать. И ее появление в моей жизни вовсе не относится к разряду "приятных случайностей", но естественно, мне интересно. Так всегда бывает, когда встречаешь даже нелюбимых знакомых где-то далеко от ...привычных мест обитания, скажем так. Да и мне делать нечего было в этот вечер, пока Кол завис с каким-то своим старым знакомым. Мне тот не нравился и я оставила мальчиков поговорить "о мужском". Интересно не было.
- Какими судьбами сюда? Все же, достаточно удаленно от Мистик Фоллс. А Стефан и Деймон бегают где-то по-близости, в поисках опасностей и периодически ударяя друг друга о землю, за право быть главной собачкой?
Я ухмыляюсь, рассматривая Гилберт. Девочка она симпатичная, всегда была. Вот только мрачный вид...Я привыкла  к ней трагичной. Что такого могло случиться, что даже принцесса ожесточилась? 
[float=left]https://38.media.tumblr.com/929f3e0a00822681f6a7aff6e86ee07a/tumblr_ntk1feibnq1qluz4jo4_250.gif[/float]
- Это твое? Спасибо. Дожидаться ответа я не стала, разумеется. Взяв в руки бутылку, что стояла перед Еленой, с веселым видом плеснула себе ее содержимое в услужливо подставленный барменом бокал. Да, я могла бы заказать себе все и сама, и уж тем более, вовсе не обязательно было ущемлять Елену. Но во-первых, ей одной бутылки много, я думаю, нужно заботиться о младшем поколении, а во-вторых..будем честны. Я любила провоцировать ее и смотреть, что из этого всего выйдет. Маленькая забава для Первородного вампира.  Вполне безобидная, на фоне всех остальных.
- Братья Сальваторе где-то рядом, охраняют покой принцессы? Ухмыляюсь, не сводя взгляда с Елены и делая глоток из своего бокала. Нормально. Не идеально, но лучше, чем могло бы быть. У Гилберт и вкус к выпивке внезапно стал проявляться?
Но мне без разницы, рядом ли Деймон и Стефан, и кому из них придется сломать шею. Я не знаю, почему эта королева слез из Мистик Фоллс оказалась здесь, но мне это не сказать, что нравится. Обычно нас искали для того, чтобы стравить друг с другом. И если хоть кто - то заикнется о том, что я должна кому-то помочь. . . 
[float=right]https://38.media.tumblr.com/971a8b703c0c7035265a33b43154689a/tumblr_ntk1feibnq1qluz4jo3_250.gif[/float]
- Что ты здесь делаешь, Елена? Повторяю вопрос настойчиво. И кажется, вполне даже дружелюбно. Пожалуй, только хорошо знающие меня, могли бы уловить в нем напряжение и легкий оттенок угрозы. Хотя, могла и Гилберт. Она уже видела меня, когда я не была особо довольна. Могла бы запомнить, как в такие моменты я выгляжу.
И все же, у меня нет ни настроения, ни желания кидаться на нее. К чему бы, если я уже уехала из Мистик Фоллс, а она все еще была жива? Я не злилась за моменты прошлого и не хотела зацикливаться на них. Все, что меня интересовало - приятные и спокойные вечера. И я не сказала бы, чтобы хоть один из них в моем сознании был как-то связан с Гилберт, взявшейся невесть откуда.
Но она хоть и бывает занудна, но далеко не дурочка. Надеюсь, не подумает послать меня куда подальше или предъявить бокал виски из ее бутылки. Я ... Я просто не вижу ни одной причины прощать подобного, встань хоть весь Мистик Фоллс на ее защиту. Кстати, где верные поклонники и почему уже не мчатся с клыками наголо, пытаясь защитить святую Еленочку? Я ухмыляюсь собственным мыслям, оглядывая бар. Неужели эта девочка и впрямь здесь одна? Удивительно даже.

Умоляю, я обожаю Эйприл Янг. Не берите ее просто потому, что не определились, кого лучше взять. Она милая, она красивая, она хорошая, она умная. Замечательная девушка,которую я готова оберегать, опекать и так далее. Внешность не меняйте, она очень красивая, графику подберем. И пожалуйста, будьте каноничной. Хотя конечно же, указывать вам,как  развивать ее сюжет, я не буду, решим это абсолютно вместе. Может, она вообще в связи с обстоятельствами какими сама вампиром станет хд Если пожелаете конечно. Посты должны быть 6к+, активность постоянная. Буду очень и очень ждать. 

+2

35

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ КЛЫКАСТУЮ РАПУНЦЕЛЬ.

THE VAMPIRE DIARIES
«дневники вампира»
https://31.media.tumblr.com/9e3ea30430be493d3c2791da604a1170/tumblr_inline_n5o0y0OeiC1qhkmb5.gif
Alexia Branson 18/350 | вампир | only Arielle Caroline Kebbel

- Родилась в 1659 году в семье помещика. Как и принято было в то время, воспитанием детей занималась мать. Алексия прилежно училась, получая всестороннее образование. Особое внимание акцентировалось на милосердии и благотворительности. Не смотря на то, что семья Бренсон была не особа богата, они были щедры и делились с малоимущими.
- В неполные 18 лет у девушки появляется поклонник, который не внушает доверия ее отцу. Но несмотря на все наставления и просьбы отца, Лекси не перестает общаться с новым кавалером. Спустя какое-то время открывается темная тайна парня - он вампир. Блондинка  принимает эти чувства за истинную любовь и решается принять его веру. Разрешает себя обратить. Настоящая любовь Лекси, имя которого она хочет раз и навсегда вытравить из своего сердца и мозга, увез девушку из родного городка, как казалось ей навсегда. Спустя пару лет мужчина вернулся в ее родное селение, убив всех. В том числе и ее семью. За эту ошибку вампир поплатился жизнью - его выследили и убили охотники, Лески была безутешна. Даже лишившись семьи, с разбитым сердцем девушка не отказалась от человечности.
- Прошли десятилетия, прежде чем Лекси удалось подчинить свой голод. Она больше не убивала, научилась контролировать свои порывы, научилась вовремя останавливаться. Простила себя.
- В 1860 году она встретила другого вампира. Возможно, Лекси увидела в нем себя пару столетий назад - потерянного, заблудшего ребенка. И помогла ему справиться с жаждой. Научила контролю. Помогла поменять диету. Ей удалось приручить мясника, показав ему другую сторону луны. Помогла принять себя и простить. Алексия считает Стафана Сальваторе своим лучшим другом, и знает, что тот отвечает взаимностью.  Этих двоих связывает чистейшая дружба - чистый эликсир настоящих отношений. Довольно часто, когда эти двое встречались, то вели себя как подростки. Они посещают самые крутые вечеринки всех времен и столетий. Именно она заставила Стефа сделать первый шаг в сторону примирения с братом.
- Лекси пыталась привить человечность и Деймону, но некоторые не поддаются. Эти двое были полными противоположностями и нет ничего удивительного, что возникла страсть. Но к сожалению, из этого ничего хорошего не вышло. На утро Дей пропал, как и ее волшебное кольцо.
- Раз в году на день рождения Стефана она приезжает к нему, чтобы провести время вместе. В 2009 году, когда она приехала навестить Стефана, Дэймон убил её, вонзив кол в сердце, чтобы сбить тайное общество города со следа вампиров, а также втереться в доверие к Элизабет Форбс. Но ее история еще не закончена.


Пост

Я киваю. Не известно, как бы я восприняла новость о том, что Бонни Беннет - ведьма. Даже если из ее пальцев посыпались искры, Кэролайн-человек покрутила пальцем у виска и посоветовала психотерапевта, к которому недавно сама ходила. Та Кэролайн была пустышкой, глупой и доверчивой. И плохой подругой. Она завидовала идеальной Елене, успехам Бонни, хотя в глубине души очень за них радовалась. Она была просто блондинкой, светлым пятном и на их фоне меркла. К ней обращались только тогда, когда парням необходимо было позлить своих подружек, приятно провести время, а девчонки - если необходимы были сплетни или новые шмотки. Человек Кэролайн Форбс была слишком наивна, амбициозна и носила розовые очки. Вампир Кэролайн такой не будет.
Да и сейчас, не смотря на всю уверенность в глазах Бон-Бон, я не верю в ее магию. Мне рассказывали,ч то силы ее хаотические. Чаще возникают из-за переизбытка эмоций. В основном, из-за гнева. Я все ожидала, когда она достанет волшебную палочку, постучит по столу и произнесет что-то типа "люмус". А еще оденет остроконечную шляпу и в сумке у нее завалялась складная метла. Интересно, на шабаш она летает? Голышом? И танцует с чертями? Я критически оглядываю лучшую подругу, пока она поворачивается к окну. Нет, Бонни слишком скромна для таких поездок. Хотя... В комнату проникают лучи солнечного света. Моя смерть. Я всего сутки как вампир, а уже соскучилась по светилу и как солнышко скользит по моей коже, даря мне тепло и легкий загар. Теперь я навсегда останусь такой, какая я есть. Без загара и румянца. Я пробую слово "вампир" на вкус. Произношу про себя по слогам. Оно горчит и с привкусом кари на языке. Немного перца и вина и мне понравится. Должно. Иначе я встречу вторую смерть. Настоящую.
Бонни продолжает свой обряд. Комната заполняется ароматами. Так обычно пахнет на кухне, когда папочкин новый муж готовит очередной шедевр. И не важно, что после оно выглядит несъедобным и пережаренным, что мы в последствии заказывали еду на дом. Я отвлекаюсь на мысли об отце, пока моя ведьма находит необходимые вещи на в моем же доме. Не уже ли она специально расставляла ловушки, магические привороты или как-оно там называется? Скептически поднимаю бровь. Свечи. Конечно. В фильмах именно все так и начиналось. Свечи, потом вызывали демона, который пожирал чужие души. Что ж, демона вызывать не нужно. Я уже здесь.
- Бонни Беннет, повтори это еще раз. Про донорскую кровь! - Удивленно пялюсь на ведьму. Где этот взгляд недоверия и "я испепелю тебя, стоит только тебе показать клыки"? У меня отличный теперь слух, но мне кажется данная фраза слуховой галлюцинацией. - Ты точно уверена, что... не против будешь такой моей диеты? - Что мне еще остается, как пить чужую кровь - из артерии или же из пакета. Главное, что свежая. Пару лет назад я сдавала кровь для операции. Мне пришло потом сообщение на телефон с благодарностями, что моя кровь спасала чью-то жизнь. Представляю, подобного рода смс. "Спасибо, сегодня ваша кровь не дала случиться одному убийству. Вампир сыт и доволен!". Успеваю выкинуть пакеты в ведро для бумаги и так заворачиваю их, что бы у матери потом не возникли вопросы, и вернуться назад. Не остается ни капелек-разводов после. Вся эта процедура занимает пару секунд. Вау, какая я быстрая! Но чувство радости быстро проходит. Я же недавно умерла, а об этом знает только горка вампиров, ведьма и один человек. Один из вампиров страсть как желает меня убить, а другая же... Не хочу думать об этом! Горько выдыхаю, потупив очи на узор на покрывале. Беру шкатулку из рук Бонни, которая преодолевает расстояние между нами. Кажется, это годы. А может и километры. Благодарно улыбаюсь ей. Да, мы снова найдем нашу дружбу, крепко свяжем ниточки и не разрешим сверхъестественному миру их разрубить.
- Оно такое... - Открываю шкатулку. Хм, я ожидала большего. Мне же его всю жизнь носить! Вечность! А колечко простенькое, угловатое, несуразное и выглядит слишком дешево для ведьмовской вещицы. Вкус Стефана Сальваторе оставляет желать лучшего. Нужно с ним сходить по магазинам, показать современную моду. - Ужасное!
Во второй шкатулке кольца не лучше. Но вслух об этом не признаюсь, боясь отпугнуть Бонни. По магазинам пойдем втроем! Примеряю кольца по очереди на безымянный палец, трясу рукой. Нет, не нравится. Не то, большое, маленькое, а у этого рисунок на камне странный. Выбираю то, которое мне оставил Стефан. Может, потом удастся его переплавить, что бы Бонни снова заговорила его?
- Вот... Оно хоть и ужасное, но.. милое. - Из всех зол выбираю меньшее, чуть наклоняя голову набок. Убираю лишние кольца в шкатулку и захлопываю ее. Вспоминаю снова главную тему дня. Мое перевоплощение. Официально, я знаю, что все благодаря крови Деймона в моем организме мне удалось стать такой, какая я есть сейчас. Не официально - Елена, которая не Елена, она просто.. просто убила меня.
- Почему... я? Бонни, почему именно со мной происходят такие вещи? Почему именно я? За чем? Я.. Я просто не понимаю. Позавчера у меня были планы, я вытраивала свой день, чертила будущее. У меня три колледжа на выбор. А что теперь? Я не могу поступить не в один из них, не боясь, что кто-то меня раскроет или кого-то я убью. Я хотела выйти замуж, родить детей. Конечно, после того, как стану успешной телеведущей. Я хотела, что бы вы с Еленой приезжали к нам на Рождество, были крестными моих детей. А что теперь? Все стало еще сложнее и запутанней. Я ввязалась в какой-то страшный мир. Кому-то это очень нужно было. Моя... смерть. Бонни, что теперь со мной будет? - Мне тяжело говорить о своей смерти. Даже само слово кажется вязким и грязным, холодным и пахнет болотом и медикаментами. Я больше не могу молчать. Стефан всю ночь не отходил от меня, что-то рассказывал. Про себя и свою длинную жизнь, вытирал мои слезы, утешал. Но он - не моя лучшая подруга, не тот, который знает меня так давно, что с закрытыми глазами может сказать сколько родинок у меня на лице и касанием пальцев может отличить мой нос от чужих. На глаза набегают слезы. Я сама себе обещала быть сильной, волевой и стойкой. Спокойной. Не поддаваться эмоциям, не разрешать выбить себя из колеи. И ломаюсь там, где крепления расшатались, где болты выбило бурей. В меня попала молния, ядовитый шар пронзил мое тело. Во рту до сих пор стоит привкус ситца и перьев. Ненавижу, ненавижу, ненавижу судьбу.

Некоторые факты я придумала сама, если вы с ними не согласны - перепишем историю, воскресим вампиршу. Она могла пройти сквозь Бонни тогда, Стефан поймет все. А могла найти другой путь, это же Лекси! Нас ждут хитро сплетенные интриги, скандалы, драки, разочарования и очарования. Нас ждет дружба.
Лекси - не раскрытый персонаж, которого в сериале было мало. От вас требуется малое - писать посты более, чем раз в месяц, иногда со мной флудить, ну и не бросать роль сразу или по прошествии месяца_двух_трех.

! Персонаж выкуплен
*прием будет осуществляться только с одобрения заказчика

Отредактировано Caroline Forbes (2016-02-11 12:45:58)

+4

36

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ЛЮБИМУЮ СЕСТРУ.

EGYPTIAN MUTHOLOGY
«Египетская мифология»
http://f.legossip.net/img/2011/05/irina-shayk-et-ana-beatriz-barros-toujours-complic.jpg
Tefnut unk. | goddess | Ana Beatriz Barros

Богиня влаги и жары, моя любимая сестра, дочь Ра. Вообще, в некоторых источниках - не только сестра, но и жена Шу, нашего брата,  этот факт оставьте пожалуйста. Потому что дети этих двоих - Геб и Нут, которые в свою очередь породили Осириса, Сета, Исиду и т.д. Великих Богов. Я просто была бы невероятно рада видеть эту свою сестру. И по поводу указанной мною внешности...Если совсем "никак", то обсудим еще варианты, но очень хотела бы видеть её. Она же невероятная красавица.
Прием упрощенный, с графикой поможем. Буду ждать.


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат.

Не требую ничего, кроме желания играть, любви к мифологии и тяги отыгрывать персонажа, сестринских отношений со мной, и посещения форума адекватного, а не раз в неделю, на три минуты.
Больше ничего не прошу, но очень жду.

Отредактировано Selket (2016-02-20 03:08:55)

+2

37

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ЛЮБИМОГО БРАТА.

EGYPTIAN MUTHOLOGY
«Египетская мифология»
http://funkyimg.com/i/284BX.png
Shuunk. | god |  Jon Kortajarena

Шу-древнеегипетский Бог, сын Амона, мой любимый брат. Вообще, в мифологии был и братом, и мужем Тефнут(моей сестры), этот факт оставьте пожалуйста. Потому что дети этих двоих - Геб и Нут, которые в свою очередь породили Осириса, Сета, Исиду и т.д. Великих Богов.  Что между нами - решим уже лично.  Расписывать особенно информацию не буду, ее можно найти в Интернете, поэтому скажу кратко - очень жду, обязательно придумаем, что играть, со всем-всем-всем поможем.


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат

Хочу теплых братско-сестринских отношений со мной, желания играть и любви к Египетской мифологии. Пожалуй всё. Буду очень ждать)

Отредактировано Selket (2016-02-20 03:06:53)

+2

38

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СОЮЗНИЦУ И ПОДРУГУ.

EGYPTIAN MUTHOLOGY
«Египетская мифология»
https://38.media.tumblr.com/3c513d9e1414fd918e108e26a4bf0fab/tumblr_mhgrycf0P81ro2c2ro7_r1_250.gif http://25.media.tumblr.com/068566e4449b94c650937d66ae8867a2/tumblr_mhgrycf0P81ro2c2ro9_r1_250.gif
Isis unk. | goddess | Catalina Sandino Moreno(!!!)

Мы - давние союзницы. Именно я помогала тебе собирать твоего мужа, великого Осириса, по частям. Чаще всего мы принимаем одну сторону. Я всегда поддержу эту Богиню. Да и хранительницами мёртвых являемся вместе, отождествляя собой разные стороны света. Добрая, умная, привязанная к смертным и просто Великая. О ней достаточно много информации, больше расписывать не буду. Друг для друга мы - союзницы, почти семья. Любим друг друга и подруги, ровно настолько, насколько это возможно для Древних Богов.
Для тех, кому сразу не стало понятно имя, речь идет об Изиде.


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат

Любите Изиду, попытайтесь узнать максимум информации о ней, желайте развивать персонажа и будьте не против поиграть со мной) Больше ничего не требую, буду очень рада видеть)

Отредактировано Selket (2016-02-17 04:15:51)

+2

39

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ЛУЧШЕГО СРЕДИ ЛУЧШИХ.

EGYPTIAN MUTHOLOGY/ THE SCORPION KING
«Египетская мифология / Царь скорпионов»
http://www.out-football.com/wp-content/uploads/2013/06/20130601-shayk-post.jpg
Mathayusunk. | demigod | Dwayne Johnson(!!!)

Мой самый любимый из воинов. Главный из тех, кого встречала я на своем пути. И тот, кого забрала я после смерти, не отдавая на суд Мертвых, и не в силах отпустить. Я - богиня, неразрывно связанная со Скорпионами. Метаес - Царь Скорпионов, названный так совсем не случайно. И мы навсегда связаны прошлым, когда я была его покровительницей, и любила почти как своего ребёнка. Я управляю скорпионами и Метаес получил свое прозвище за то, что был его достоин. После смерти я забрала душу, но сделала так, что Царь Скорпионов получил возможность возвращаться на землю в физическом облике. Бессмертный и неуязвимый, он стал практически полубогом. Всё остальное обговорим уже лично.


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат.

- Внешность не меняем. Я изначально подумала про Джонсона, потом вспомнила про Царя Скорпионов, а затем еще и на фото совместное наткнулась хд Так что судьба, судьба..хд
- От вас ничего не требуется,кроме желания играть, любви к Селкет (как к покровительнице, а не к женщине, тут вы вольны делать все, что пожелаете хд), активности. Вот и всё, больше ничего не прошу)

Отредактировано Selket (2016-02-17 03:34:31)

+2

40

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СВОЕГО ОТЦА

EGYPTIAN MUTHOLOGY
«Египетская мифология»
http://cs316222.vk.me/v316222165/67c3/HjxwVkN4hR0.jpg
Ra unk. | god | обсудим


Естественно, родители - одни из самых главных ..существ в нашей жизни. А назвать Ра "человеком" язык не повернется. И естественно, я люблю своего отца. Верховный Бог, Бог Солнца, величайший из живущих. Помимо сохранности мертвых, я являюсь и твоей защитницей. Именно мне выпала честь сопровождать тебя в ночной поездке, когда Апоп решил перейти все грани, и напасть. Я и держала этого огромного змея, не давая проглотить ему наше Солнце. У нас близкие отношения, как у отца и дочери. Я всегда буду на стороне своего отца и защищать его до того момента, пока существую, с чем бы это не было связано. Мы не только были и остаемся Богами Египта, наделенными силой, но и всегда будем семьей.


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат.

Не стала указывать внешность, потому что пока не могу определиться. Предлагаю выбрать вместе, если вы надумаете взять моего отца. Но естественно, это не должен быть кто - то из мальчишеских групп, от которых фанатеют 15-ти летние девочки или Эндрю Гарфилд, или кто - то подобный. Ра - Верховный. Сильный, спокойный, огромный. Он не должен создавать впечатление о себе,как о подростке. По поводу всего прочего, я ничего не прошу, кроме желания играть, и развивать персонажа, любить египетскую мифологию и тех, с кем он связан, включая меня, конечно же. Буду очень ждать.

0

41

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ТОГО, КТО РОЖДЁН МСТИТЬ.

EGYPTIAN MUTHOLOGY
«Египетская мифология»
http://66.media.tumblr.com/eba4bc0a51755df54820b8e8dcb442c3/tumblr_ocw2p45pB21uvjjs0o2_500.gif
Horus unk. | god | Karl Urban


Расписывать, кто такой Гор, сын Великого Осириса, расписывать я не буду. Он был зачат Исидой для того, чтобы отомстить Сету за своего разрубленного этим жестоким Богом отца. Он выиграл, он отдал своё око, чтобы вернуть того, кто породил его. И принял Царство, когда Осирис решил остаться в Царстве Мертвых. Сильный, уверенный в себе и готовый совершать Поступки с большой буквы. Гор - один из самых известных Богов Египта и вряд ли когда-нибудь будет позабыт. Единственный законный наследник Осириса, этот Бог был рожден, чтобы править. И своё право на это он доказал.


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат.

Гор или Хор, кому как удобнее, довольно - таки известный персонаж. Не буду углубляться в его историю. Скажу лишь, что наши межличностные отношения обговорим уже в ЛС, но естественно, это будет нечто, со знаком "плюс". Если будут какие - то вопросы по персонажу, то буду ждать в ЛС или гостевой, хотя бы для начала. Не берите на один день этого Бога, он достаточно многогранен и хорош собой, чтобы любить его, и желать быть им.

+1

42

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СВОЕГО СЫНА.

EGYPTIAN MUTHOLOGY
«Египетская мифология»
http://images6.fanpop.com/image/photos/32600000/Pillars-of-the-Earth-david-oakes-32644069-500-280.gif
Nehebkau unk. | god | David Oakes


Бог-змееборец, борец с мятежниками. Обладатель двух змеиных голов и двух сущностей - доброй и злой. Как и я, защитник своего дедушки Ра, только защищает его, находясь в воде. Один из 42 Богов, что вершат суд над мертвыми в зале Маат. Нехебкау часто призывали, когда пытались вылечить кого либо от укусов змей или скорпионов. И последнее объяснимо еще потому, что он  - мой сын. А я - главная среди скорпионов и защита от них передалась и ему. Естественно, я люблю своего ребёнка, хоть и осознаю прекрасно, что он - Бог, и не стараюсь излишне опекать его. Но естественно, нас связывают родственные чувства и это важно.


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат.

Буду очень ждать Нехебкау, хоть и понимаю, что персонаж не самый известный, несмотря на то, что в Египте целые культы его были. Все же, надеюсь на то, что  у вас хватит смелости взять Бога, не чье имя на слуху больше всего, и создать из него кого - то полноценного, кого вы будете развивать, кого будете создавать сюжетные ветки. Всё в деталях обговорим уже в личном порядке, буду очень ждать. 

Отредактировано Selket (2016-02-18 02:26:17)

+1

43

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СЕСТРУ.

EGYPTIAN MUTHOLOGY
«Египетская мифология»
http://68.media.tumblr.com/tumblr_lwugz2ycKA1qhuee2o1_500.gif
Heketunk. | goddess | Freida Pinto


Богиня Плодородия, влаги и дождя. Связана с деторождением и воскрешением мертвых, считается дочерью моего отца - Ра. Мы разные, как и то, чем мы управляем, но все же, между нами есть общее. К примеру, мы обе связаны с культом мертвых и нас изображали на саркофагах, как защищающих мертвых. Предполагается, что отношения между нами хорошие, как у сестёр, которым нечего делить и которые всегда помогут друг другу, что бы не случилось. Все остальное выясним уже лично, я так думаю.


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат.

Про Хекет (Хекат) не так уж много информации, я согласна. Как и про мою Селкет. Но что мешает сделать ее Личностью с большой буквы, и придумать собственный образ, основанный на том, что о ней все же есть? Все же, это - прекрасная Богиня, связанная с такими важными вещами, как деторождение. И игра ею может быть очень интересной, постараюсь это обеспечить. Буду ждать её.   

0

44

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СЕСТРУ.

EGYPTIAN MUTHOLOGY
«Египетская мифология»
http://38.media.tumblr.com/279832c03d1693a8e8f63e9d37af20ef/tumblr_mfnnr8nu7u1rou9uko1_500.gif
Hathorunk. | goddess | Marisol Nichols


Дочь Ра, Богиня радости, женственности, красоты, материнства, музыки, танцев, чужих земель, плодородия, жизни, ночного неба и звёзд, покровительница рудников и рудокопов, лесов, Млечного Пути, защитница людей в пустыне, покровительница фараонов. Прекрасна, обворожительна и имела целые культы по всему Египту. Возникли они во времена Царя Скорпионов, которому я покровительствовала. Наши отношения я думаю, будут хорошими, дружескими и сестринскими. Хотя и у нас, просто несомненно, могут быть проблемы, чтобы не было всё слишком уж скучно. Но это мы конечно же, обговорим всё лично.   


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат.

Информации про Богиню эту много. https://ru.wikipedia.org/wiki/Хатхор - тут можно о ней прочесть) Я все же за версию, в которой она - дочь Ра и соответственно, моя сестра. Внешность не принципиальна, главное - желание отыгрывать эту Богиню, развивать ее сюжетные ветки и не пропадать.   

Отредактировано Selket (2016-02-20 02:42:25)

0

45

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ПЛЕМЯННИЦУ.

EGYPTIAN MUTHOLOGY
«Египетская мифология»
http://68.media.tumblr.com/d096457c76f5a364c252c59fac53f392/tumblr_nh33jeHzm21torwtpo1_500.gif
Nutunk. | goddess | Aiysha Hart


Одна из самых древних Богинь, дочь Шу и Тефнут, моих брата и сестры. Мать таких великих Богов, как Исида, Осирис, Нефтида и Сет. Богиня Неба, что ежедневно проглатывает солнце, а затем рожает его. Именно благодаря ей происходят смены дня и ночи. Нут - Великая, мать Богов, мать звёзд. Расписывать сейчас здесь о ней всё не буду, информации о Нут много, поэтому просто скажу, что буду ждать, уважать, любить и так далее. Не бойтесь брать редкие роли, это интересно. Тем более, Нефтида и Сет на форуме уже есть и ждут вас.


Пост

Суд Осириса испокон веков был справедлив. Людские грехи и благодеяния, мысли и пороки, скрытые тайнами, все было как на показ, перед великими судьями царства Мёртвых, справедливейшими из существующих, и беспристрастными, словно сама ночь, что опускалась на землю, когда солнце, мой отец Амон, скрывался в своих покоях, отдыхая от дел насущных, и позволяя брату моему, сыну его Хонсу, кого называли Луной, освещать эту землю своим мягким светом, разгоняя тьму. Люди чтили Солнце, люди чтили и Луну, обращаясь к ним со своими молитвами, взывая о помощи и моля о прощении. И Амон, мой славный отец, и мой милостивый брат, Неверхотеп, как часть Хонсу, были настолько добры к смертным, насколько те позволяли им это. Боль, страдания, гнев и предательство. Мы не могли их забрать у тех, кто поклонялся нам, кто через страдания шёл к спасению души и никто из нас, Богов, живущих на небе, и в Царстве Мертвых, не вмешивался в естественный ход вещей, позволяя людям уходить в тот момент, когда это было нужно и  судя так, как того они заслуживали, ибо нерушим был порядок, созданный нами же. Правила были созданы для того, что бы люди знали, как следует им себя вести и для  того, что бы не забывали о тех, кто правит ими, нашей смертной паствой, к которой каждый из нас был привязан по разному. Моя добрая Исида. Пожалуй я, смотря на все сквозь эпохи, не знала никого, кто был бы привязан к людям также сильно, как она, был бы так добр к людям, как мать фараонов. И не было никого на свете злее, чем Сет, чьей сутью был первозданный хаос. Мы были Боги, но не были едины в мнениях своих и не было правил, которым бы мы подчинялись, в служении своем Амону-Ра и преданности своей сути.
К примеру, взять меня. Покровительница мёртвых, тем не менее, сколько раз я благословляла фараонов, опекая их и вкладывая в их руки оружие, что вело меня к победам? Моя милая Изида была матерью фараонов. Родившая Гора, отца фараонов, потомков сокологолового Бога, словно лучшая на свете нянька, она хранила каждого из них, вспоминая нередко о бедняках, и сиротах, внимая их молитвам, и помогая им. Я же, скорее напротив, не была так благосклонна. Покровительница и защитница мёртвых, повелительница скорпионов, я могла не слышать просьб великий сыновей Богов, просящих моей помощи и не было бы в этом ничего дурного, но напротив. Я улыбалась, когда меня называли покровительницей фараонов, когда от них, наших наместников на земле, я видела искренность, и любовь. Вовсе нет. Даже будучи дочерью Верховного Бога, я никогда не была настолько горделива, что бы пытаться затмить Исиду, которой египтяне поклонялись испокон веков, но как та, что вольна была сама выбирать тех, кому хотела благоволить, все же, я обращала порой взор на фараонов, кто не позорил своих Богов. Совсем еще малыши, юные и беззащитные, они уже были властью Египта, и сколько раз, склонившись над их кроватками, я прикасалась к ним, обещая быть с ними. Вспомнить хотя бы моего любимца, чья душа сейчас была на небе, среди Богов. Царь Скорпион, великий Менес, чья преданность, и любовь ко мне, не знали границ. По большей части, я никогда не вмешивалась в судьбы душ, что должны были отправиться в Царство Мёртвых, Анубису и другим судьям Осириса, куда лучше было знать, чего достоин был человек, но все же, порой я позволяла себе исключения. Как сейчас, направляясь на встречу фараону, чья жизнь недавно прекратилась. В самом юном возрасте, когда он не успел сотворить и половину из того, что ему было предначертано.
Мой милый Акменра. Юный фараон, чья власть еще не успела затмить ему глаза и чьё сердце было также горячо, как и несколько лет назад, когда он был еще ребенком, лишь готовящимся принять на себя бремя власти. Он не помнил меня, хоть и видел довольно часто в детстве. Принимая образ женщины, на которую никогда не обратила бы внимания даже прислуга, довольно часто я являлась в его детскую, играя с ним и наблюдая, как со временем все более осмысленным становится его взгляд, как по мере взросления в характере проявляется твердость, и не могу сказать, что не гордилась. Он не знал, кто я, считая меня лишь одной из женщин, что воспитывали его, но я, наблюдая за ним не с высоты небес, а находясь вблизи, все больше испытывала симпатию к юному фараону. Ни один скорпион не прикасался к нему, даже если рядом их были сотни. По моей просьбе сыну моему, Нехебкау, даже змеи отворачивали головы, если он был рядом, не жаля его. И все же, миновав основные опасности для жителей Египта, сын Меренкари умер слишком рано. Не в битве, не от старости и не от болезни. И даже Боги не желали его души, по-крайней мере, так рано. От рук предателей скончался юный фараон, а я, в чем признаюсь, была моя вина, не успела упредить его смерть, занятая другими делами. Стольких фараонов я берегла от беды, следя за их царствием с ревностным вдохновением и все же, стоило мне потерять бдительность совсем ненадолго, один из тех, кого еще недавно я качала на своих руках, готовится предстать перед судом Мертвых.
Акменра склоняется в поклоне и я киваю. Ему вовсе не обязательно было мне льстить, особенно сейчас, после смерти, когда не нужны уже ему были ни победы, ни долгая жизнь, но он, узнав меня в этом царстве, несомненно узнал. Столько раз видел меня юный Акменра перед собой и никогда не называл по имени, дарованному мне Амоном. А теперь же, когда все маски были сброшены вниз и истинная я предстала перед ним, он узнал меня.Больше не было смысла скрываться. Увы, но даже с дарованными нам привилегиями, мы не могли возвращать к жизни тех, кого хотели, ибо слишком нарушило бы это порядок вещей, а ведь мы, Боги Неба и Земли, должны были сохранять его любой ценой.
И все же, я появилась здесь неспроста. Проникнув в тайны нашей магии, известной лишь верховным жрецам, не желая расставаться с собственным сыном, Меренкари создал то, что до этого не было даровано никому. А именно - то, что могло подарить юному Акменра вечную жизнь. Нет, это вовсе не было эликсиром бессмертия или неуязвимости, что могли уберечь юного фараона от бед. Но все же, благодаря милости моего брата Хонсу, у души его появился шанс остаться в подлунном мире навечно. Вот только судьбу его души все же было решать великим судьям. Анубис, Тот и 42 Бога. Я - одна из них, но это значит мало. Слишком удивительным был случай для того, что бы все прошло как обычно. И Осирис, великий Судья, предоставил мне возможность самой привести фараона к Анубису. И только ему было решать, как оценит он душу Акменра.
Я не боялась. Богам, кроме низших из них, почти неведомо это качество. И все же, могу признать, что отдавая душу Акменра во власть Анубиса, я была напряжена. Отправить его в царство Мертвых, значило бы нарушить волю Хонсу, великого Бога Луны, даровавшего ему право возвращаться в подлунный мир. Забрать бы душу самолично, значило бы бросить вызов Анубису, чье право было его судить. Я забирала порой души тех, кто был мне угоден, вне суда Осириса и их грехов, как покровительнице мертвых, мне было даровано такое право. Вот только здесь шла речь вовсе не о том, что бы забрать кого - то в вечное мое услужение. Речь шла почти о бессмертии. А оно даровано было лишь Богам.
- Приветствую, Акменра. Поднимись. Я видела его уважение ко мне, но мне не нужно было видеть его на коленях. Не для того я пришла сюда, что бы в очередной раз напомнить ему о том, что тоже его Богиня. Я собиралась ему, как одному из тех, кто был отмечен мною для себя, попытаться помочь, раз уж не уберегла. Я могла забрать его душу на небо, без возможности попасть в пасть к Амап, богине возмездия за грехи, минуя суд. Но не это было его возможностью, а право возвращаться на Землю, где было все, что он так любил. Где были те, кого он так любил. И пусть только ночью. Но никому ранее этого не удавалось.
Фараон приподнимается с колен, а я заглядываю в его глаза. Мне известно, что он не ожидал меня встретить здесь, в конце концов, далеко не каждому удается встретиться с повелителями этого мира, даже после смерти, но он  - не все. И не только я, но и мой брат Хонсу, что подарил ему вечность, готовы были помогать ему. Только  Анубис. Ничью судьбу еще не решал единолично шакалоподобный Бог. И  я надеялась на лояльность и благоразумие Анубиса, с которым у нас всегда были теплые отношения.
- Ты же знаешь, что твой отец, обратившись к жрецам и создав пластину, нарушил правила мертвого мира? И ты знаешь, что ни одна душа, после смерти тела, не должна принадлежать себе самой? Говорю это серьезно, что бы Акменра почувствовал на самом деле, что все, что происходило сейчас - было серьезно. В загробном мире, в отличии от мира людей, у него не было власти. И только Боги теперь решали его судьбу. А Боги, увы, не имели единого мнения по поводу этого вопроса. - Пластина помогает тебе стать бессмертным. Я это значит - равным Богам. Она помогает твоей душе и после смерти оставаться на земле, вопреки тому, что каждый должен пройти суд Осириса, и  у каждого есть лишь два пути. Забвение в пасти Амап и Небеса. Ваша же семья, выпросив благословение Хонсу, выбрала третий вариант, неугодный многим.  В конце концов, так оно и есть. И Акменра, кого я всегда уважала за его острый ум, должен был это понимать. 42 Бога в суде, помимо Тота, Анубиса и Осириса. 40 Богов, исключая меня и Нехебкау. Шум и хаос, разделившиеся поровну мнения. И Осирис, учитывающий мнения всех, поручил дело Анубису, как опытнейшему и справедливейшему из судей. Мне же оставалось лишь убедить моего давнего союзника, что нет ничего страшного в том, что бы позволить юному Акменра оставаться под луной. Я была и оставалась его покровительницей, несмотря на смерть. И если жизнь среди смертных была тем, что я могла ему подарить, то я должна была это сделать. К тому же, заглядывая в его душу, мне было известно, как он жаждет этого, не желая расставаться со своей семьёй. Я понимаю, что говорю несколько резко и возможно фараон думает, что я пришла осудить его, но это не так. Несколько смягчив свой голос, я продолжаю:
- Не бойся. Я здесь, что бы помочь тебе. Допускаю мысль, что он может в это не поверить, но в конце концов, я была его покровительницей, а не Богиней Коварства.  И если я собиралась стать его защитницей, то значит, так оно и было. - Мой брат Хонсу и  я примем твою сторону и сделаем все, что бы помочь тебе. Хочешь ли ты принять благословение, дарованное Луной и каждую ночь возвращаться на землю? В конце концов, это важно - услышать его прямой ответ. В конце концов, у него всегда остается такой вариант, как подчиниться общим правилам и отправиться на суд, как равный всем, но в отличии от всех, у него был и другой. Его тело останется целым и его не уничтожат, это я могла гарантировать. А вот судьбу его души, вопреки всему, было решать самому Акменра. Противостоять ли правилам и Богам, ставя все на кон и рискуя милостью Анубиса и Осириса, или же покориться предначертанному, и склонив голову поступить также, как все? Мне нужен был его ответ, пока я гладила скорпиона, сидевшего на моей руке. И я искренне надеялась, что не ошиблась когда-то, выбрав для себя этого мальчика в качестве того, кого собиралась защищать. Я люблю смелых. И готовая противостоять равным мне, я верила в то, что и Акменра, выберет меня, не зная исхода дела. А если же нет. То что же . . . Амап всегда была голодна. И мне останется лишь пожелать ему удачи, что бы сердце его не перевесило Маат.

Сразу по поводу Харт. Да, иногда Нут называли огромной, прекрасной Небесной Коровой и так далее, но думаю, что это - не то, на что надо обращать внимание. И Боги вольны принимать тот образ, что пожелают нужным. Так что пожалуйста, оставьте эту красавицу. Она в роли Ариадны просто прекрасна. И я могу вполне ее представить как прекрасную и великую мать Богов, которой поклонялся Египет. Да и я сама ею играла какое - то время, так что поделюсь с вами графикой с ней, если вдруг вас смущает то, что внешность - редкая и с ней ничего нет. По поводу всего остального..Думаю, информацию о Нут, если что - то забыли о ней, найти вполне возможно, про нее много чего сказано. Не берите просто, чтобы была. Любите, развивайте и не пропадайте. Буду ждать. 

Отредактировано Selket (2016-02-20 02:51:39)

0

46

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СВОЕГО ЗВЕРЯ.

TEEN WOLF
«волчонок»
https://49.media.tumblr.com/67a1c60dd7aadddfffaaa58418e575d8/tumblr_o32o6z7KI81uqm8w4o6_r1_540.gif
The Beast of Gevaudan / Sebastian Valetне известно | оборотень | gilles marini

Беги. Лишь одно слово из четырех букв выстукивает мое сердце. Эхом мчится впереди меня. Рыжая моя девочка призраком указывает дорогу. Иногда оборачивается, что бы удостовериться, что я следую за ней и не отстаю. Мой проводник слишком быстрый, а я - на пределе своих возможностей. Но остановиться не имею право. За спиной раздается рык. Мой ужас, ночной кошмар любого охотника, что превосходит по размерам средне статистического волка и похож на буйвола, мчится за мной. Измождено и рвано пью мелкими глотками воздух. Он оловом разливается по телу, утяжеляя мои шаги, делая меня неуклюжей и медлительной. Беги, беги, беги! Кричит лучшая подруга, когда я готова развернуться и принять бой. Погибнуть в который раз. Сейчас мне смерть не страшна. Это место, куда я попала, кишит тварями. Они сидят в клетках и заперты за дверью, ключи от которых потеряны. Но вместе с ними топлюсь в темнице и я, не совсем жива, но и не мертвая. Эллисон Арджент, выплавленная из стали и железа, со стержнем внутри, слишком упрямая, что бы сдаваться, слишком гордая, что бы уходить на покой, слишком.. охотник, что бы чувствовать себя загнанным зайцем и позволить растерзать себя.
Где-то там, по ту сторону стены ждут меня, верят и любят. Отец роняет слезы на подушку, приносит цветы на три могилы, что стоят рядом и на которых разница в дате смерти лишь в год. Рано покинули его, оставили одного в аду на земле, заставив жить в пустом доме, где каждый уголок и каждый сантиметр напоминал о некогда счастливой семье. Скотт. Наша с ним история явно разыграна по мотивам Шекспира. Несчастные влюбленные, которых разделяет пропасть. Ведь он - монстр, а она принадлежит к семье, чьей основной обязанностью является уничтожение таких как он. Испокон веков. От отца к дочери, от матери к сыну. Нас угораздило не только полюбить друг друга так сильно и горячо, что невзирая на все преграды, древний кодекс охотников был переписан, а отец смирился с неизбежностью того, что будущий зять будет оборотнем. А я умирала на его руках, окропила лоб своей кровью, простилась с жизнью, не жалея о своем поступке. Лидия Мартин, самая смелая из всех девчонок. Самая рыжая среди рыжих. Надеюсь, она простит меня. Прочитать ее записки, оставленные на стекле и не придти спасать было так не правильно и глупо. Ведь она - моя королева, а я - ее рыцарь с луком и стрелами. Среди знакомых лиц, которых любит мое сердце, остался Айзек. Мальчишка с глубокими серыми глазами, оборачивающий в шарфы свое горло, словно боится, что кто-то схватит его и начнет душить. На миг закрываю глаза, с черных ресниц катится одинокая слеза.
Беги.
Словно шаги по тонкому льду на незнакомом пруду, я стараюсь удержать равновесие и не уйти на дно. Я делаю шаг, мое личное чудище - два. Он впитал в себя ненависть и злость, кривое отражение моего я, мой палач, мой демон, мой ад. Вскормленный на крови, впитал с молоком все самые низменные чувств. Он слишком быстр, слишком хитер и слишком зол. Рык переходящий в смех. Издевается, чуть отстает, давая мне ложную надежду на спасение, а потом снова настигает. Большой кошке однажды надоест играться с маленькой мышке и тогда меня поглотит живая тьма, ну а пока, я пытаюсь найти убежище среди прозрачных и холодных льдин. И лишь красной ниточной в лабиринте Минотавра меня ведет вперед призрак Лидии. То тускнеет, становясь почти прозрачным пятном, когда я подбираюсь слишком близко к ней, пытаясь поймать в свои тонкие пальцы, то ярким цветком расцветает, когда я отстаю. И все чаще случается второе. Двери, коих здесь много, закрыты плотно, но и от них веет то холодном, то пожаром. Все те же звери, что созданы неведомыми Богами и выпущенные на землю, заперты здесь. Здесь только я, мой безликий спутник, так похожий на Лидию и он, зверь, чье имя записано в давно потерянных книжках. Я оборачиваюсь лишь раз. Волк, заметив мой взгляд на себе, останавливается, встречается со мной алыми глазами, налитыми кровью, заставляя любоваться собой. Взгляд слишком очеловечен и одновременно дик. Красуется. Под густой шкурой спрятаны горы мышц, играючи, он медленно переставляет лапы. Я делаю глубокий вдох, давлю в себе страх. Он волнами исходит от меня. Волк медленно, словно пробуя его на вкус, втягивает в себя воздух.
Ну, здравствуй, мое чистилище. Мой личный ад. Не названный, жесткий монстр.
Беги. Крик Лидии, что переходит в вой пожарной сирены, заставляет придти в себя, повернуть голову, устремить свой взор на нее. Загипнотизированная его мощью и силой, что таит в себе чудовище, я стала уязвимой. Снова бегу. За ней, моей ускользающей помощницей. И даже в смерти она не отпускает меня. Молюсь богам - всем и одному. Молю лишь одном - храните ее, пожалуйста, храните ее.
Безликий коридор с безликими обшарпанными дверьми. Я продолжаю бег. За спиной все приходит в действие - пол дрожит, монстр набирает обороты и я рискую в три его прыжка оказаться раздавленной или зажатой между его когтями.


Пост

Наступил подходящий момент, раз наша встреча состоялась. Я ужимками, ухмылками, колкими словами пыталась отдалиться от прошлого, разобраться с нынешними моментами в моей сложной жизни. Отыскать себя, поймать за хвост ту золотую птицу, которая некогда кружилась над моей головой, озаряя мир всеми цветами радуги. Не получалось. Поднимала руку, но цеплялась лишь за воздух. А его было так много, что границ не было заметно. Как в том месте, из которого удалось вырваться.
Выдыхаю. Вдыхаю. Думаю об чистилище Эрики. Из какого места вырвало блондинку, что она почти ни капли не изменилась. Стала лишь чуточку холоднее, немного злее и даже отстраненной. Мы никогда не были лучшими подружками,в сего лишь делили территорию. Она пыталась проявить себя, улыбаясь и поглаживая коленку моего бывшего-нынешнего парня, старалась ударить меня больнее. Я лишь наблюдала за ее неумелыми попытками разозлить меня. Улыбалась и ревновала, прекрасно осознавая, что любовью всей жизни Скотта Маккола являлась я. Но наблюдать, как тонкая девичья ручка вот так настойчиво и беззаботно водит по его бедру, кокетничая и строит глазки, было нестерпимо больно. Но отводить взгляд означало то, что я признаю свое поражение. И поддаюсь.
Я смотрела во все глаза, наблюдала, пыталась работать на опережение. Защищала, защищалась и нападала. Она же, ловя мои стрелы, просила не убивать ее. А я вспоминала, какой кокеткой была девушка, слыша мое сердцебиение, мое учащенное дыхание, когда решала позлить меня. Тогда, натравленная свои собственным дедом, мне было глубоко безразлично на ее чувство. Была слишком эгоистична в своей мести, в своей потери. Наконечники стрел с приправой из аконита жалили, приносили нестерпимую боль. Я должна была убить стаю Дерека. Должна была. Ведь это он укусил мою мать, ведь все беды от оборотней. Из-за них моя лучшая подруга несколько дней провалялась в больнице, из-за них наступила смерть моей тетушки, это они сделали мою жизнь нестерпимой, это они превратили Скотта в монстра, а я все могу исправить. Тогда я предала его, себя и отца. Тогда я предала даже Эрику, когда мой остро заточенный клинок был направлен на ее сердце. Лежачих не бьют. Истекающих кровью не добивают, не так ли? Неведомая сила, что звалась любовью, остановила меня. скованная объятиями отца, я все так же, как тогда в столовой и в кабинете химии, мокрыми глазами смотрела на Эрику, вытаскивающую из бедра мою стрелу, смотрела как Бойд помогает ей подняться. Наблюдала за удаляющими их спинами и хотела. Ах, как я хотела в тот момент их убить. Но отец, сжимающий меня в своих тисках-руках, не дал совершить непоправимую ошибку.

Хорошо. Мы вроде квиты. Один раз она меня чуть не убила, забравшись в дом Джексона, и была отпущена мою тогда, на темной опушке леса. Одно почти не нападение и одно почти не убийство. Так почему меня гложет совесть? Пора отпустить грехи, забыть их, как вчерашний сон, как прошлую жизнь. Грязная совесть окончательно успокоиться не давала.
Почему-то мне казалось, что мы с ней связана. От чего-то ощущала ту тонкую золотисто-серебристую нить, что тянулась от ее пальца к моему. Может, вся суть в иррациональности, в треклятой иллюзорности, в нашем возвращении, в этом едком глотке свободы, что подарила нам Жизнь или дала попробовать Смерть, что бы после отнять последний вздох и последний всхлип.
Я умерла на руках у любимого, меня окружали мои друзья, спасала жизнь той, которая увидела мою смерть. Быть настырной - в крови, это значит быть Арджент. Она же была похоронена и забыта, оплакивали блондинку лишь мать да кучка подростков, что вскоре забыли о ней, как о прошлогоднем снеге.
Да, меня гложет совесть. И да, я буду пытаться достучаться к ней, найти ключик, открыть двери и сказать те слова, которые не свойственны для беседы между охотником и оборотнем. Раз исключение - всегда исключение.

- Да, ты из самостоятельных девушек, которые ходят на шпильках по карнизу. Само собой, это не ты. - Эрика иронизирует, в ее голосе не слышатся нотки страха или паники. Нет, она собранная, сдержанная и, кажется, готова к любой неожиданности. Понимая умом, что блондинка говорит правду - нас послесмертие не сблизило для столь тесного контакта, резко отпускаю чью-то руку, что держит меня. И пытаюсь нащупать остальные части тела. Наверняка, это портье. Но как он мог оказаться так близко, когда стоял подле одноклассницы?Тьма, подобно туману, была слишком густой, что бы видеть хоть какие-то очертания. Пусть подарком было вручена страсть к крови и последствия от напитка жизни, я все еще слабо видела в темноте. Так, несколько силуэтов, но это было намного лучше, чем абсолютное ничего. Делаю шаг вперед и натыкаюсь на пустоту, словно лифт резко увеличился и стал не таким, каким казался снаружи. Наконец-то глаза привыкают к темноте и белыми линиями, как в мультиках, видны черты и овалы. Это какая-то шутка или заминка. Со старыми зданиями такое случается. Слишком частые переезды и большой опыт в похожих ситуациях. Замкнутого пространства я не боюсь, как и оказаться в нем с не совсем уравновешенным подростком. Проходили, помним. Эрика была под стать Айзеку, с таким же тяжелым детством, но в отличии от него, ее не били, а морально унижали. И единственное, что меня может ожидать, так это пара словесных укусов.
Вспышка. Или молния, я не могу разобрать, но посмотрев вниз вижу маленького, худенького мальчика. Его глазки смотрят с мольбой, а рот что-то шепчет. Эта картинка длится всего секунду и исчезает. И снова тьма, и снова холодный воздух в этой пустынной стране.
- Ты это.., - только успеваю проговорить я, не высказав догадку, когда в воздухе повисает чей-то крик. Он режет по барабанным перепонкам не хуже атомного взрыва. По коже пробегают мурашки, я ощущаю страх. Он наполняет воздух кабинки, вытесняя все остальное. Я боюсь и не скрываю этого. - Эрика, что происходит? - Но я спрашиваю другое. В моем голосе звучит: "Ты еще жива?" Чувствую себя слепым котенком, не смотря на то, что удается что-то рассмотреть, когда сконцентрирую внимание. Чьи-то красные глаза. Две точки. Я моргаю. Их становится четыре. Боюсь закрывать глаза, а когда открываю - то мы летим. Вернее, падаем, вниз.

Несколько пунктов, что вы должны знать обо мне.
- Я медленный игрок, по пять постов на 15+ тысяч знаков в неделю от меня не ждите. Может, раз в три недели. Улитка я порой бываю хд
- Неплохой графист, в одежде проблем быть не должно быть.
- Люблю общение, посему флуд в кастовой теме, в лс, асе, скайпе, вк - обязателен.
- Немножко стерва, немножко истеричка, не скрываю этого.хд
- Объединила первую и последнюю охотницу Арджент в одну, посему нас ждут флешбеки далекие и не очень, общение в потустороннем мире и в настоящем.
- Пишу посты от 5 тысяч, оформляю картинками, что бы моему соигроку не было слишком скучно читать их.хд
- Довольно лояльна во многих отношениях. Не загружаю. Если меня не доводить, то со мной комфортно.
- Я не жду посты по полгода. Все понимаю. Проблемы-заботы-нетвремени, но моя терпелка короткая)
Чего я хочу от вас:
- Проявлять активность, как постовую, так и в плане общения. Флуд, посты.
- Если берете роль, то не на пять-двадцать минут и не ждете, пока я, как заказчик, обеспечу вас всем необходимым. Персонажем нужно играть, а не "пусть валяется на печке". Пылью покрываться не должен.
- Один пост в месяц -  согласно нашим правилам.
- Объединять-не объединять Зверя из БХ, который вселился в подростка - ваше дело, вы можете быть исключительно моим оборотнем, портящим жизнь мне и моему ближайшему окружению.
- Перед регистрацией желательно написать мне, дабы обсудить моменты, детали и поймать одну волну.
- Смена внешности не желательна.
- Никаких морозов, сквозняков и обещаний!
Мое описание зверя немного резонирует с сериальным (это кусок из поста), тк идея возникла у меня до того, как вышли серии и в нем появился зверь. А потом возникла не менее гениальнейшая мысль - "оживить его" и вытащить на мир божий. я люблю мертвечинку воскрешать И как раз в сериале поднялась похожая тема. Данный персонаж очень важен для моей сюжетной ветки.
Мой дорогой брат в далеком прошлом, он же мой личный кошмар и ужас из потустороннего мира, желает отомстить его убийце в настоящем. Я буду последняя в очереди. Или же первая, пойманная в ловушку. Что ж...
Дорогой Себастьян, найдись скорее, что бы наша игра в "поймай-меня-и-убей" началась!

+5

47

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ОТЦА И ЕГО ЖЕНУ.

GREEK MYTHOLOGY
«Греческая мифология»
https://40.media.tumblr.com/129e0ac601292c790040ee5dfb07704c/tumblr_nsl6n1b7qr1ubdlnro1_500.jpg
Zeus & Hera unk. | god`s | обсудим

Для отца я - одна из приближенных, восседаю совсем рядом с ним, чтобы давать мудрые советы, а  для Геры я ..по мифам - союзница, по комиксам - главный враг. У нас много поводов воевать и еще больше  - дружить. Тем более, что на форуме разворачивается такой общий квест,как война Богов. В общем, обоим Божествам скучать у нас тут не придется, мы все пересекаемся с представителями других пантеонов. Буду очень ждать.


Пост

Многие полубоги кажутся куда более сильными, нежели их родители. Заплывшие жиром за столько тысячелетий и слишком упивающиеся собственным бессмертием, многие из нас напоминали уже жалкие тени самих себя - всё еще способные на то, чтобы сотворить какие - нибудь фокусы, но мало уже напоминающие Богов. Мы - все те, кто не захотел обосноваться в  этом мире и по-прежнему исполнять свои функции, давно уже не были пригодны на многое. И признаться, выбирая между детьми тех, чьи глаза по-прежнему были широко раскрыты и между былыми нашими союзниками, давно забывшими о том, что такое сражения, разрушения и созидание, я поставила бы на первых. В конце концов, вот уже не единожды доказали юные полубоги свою значимость. И пусть  в финальной битве мы были вместе, именно они сделали значительную часть работы и привели нас к победе, которую мы - разрозненные и начинающие сходить с ума, ни за что бы не одержали.
Да, многие Боги горделиво говорят, что это было лишь временным помешательством и они обязательно бы справились бы и без привлечения к помощи лагерей Юпитера и Полукровок, но увы, даже нам порой необходимо было быть честными с самими с собой. Мы не справились бы без помощи наших детей, столь отважно бросившихся на борьбу с нами - вынужденное сражение, к которому мы их вынудили. Растерявшие свой разум, огромные разрушения мы могли бы принести в  этот мир, не заставь нас юные полубог держаться. И уж тем более, отнюдь не лишними были их силы и умения, которые с такой отвагой продемонстрировали они во время последних боев. Они тоже теряли своих друзей, мы знали это и видели слезы в их глазах. Но  увы, некоторые ситуации требовали жертв.
Теперь Боги находятся в своем рассудке и уж конечно, не собираются прятаться по норам, доверяя в очередной раз спасение мира своим детям. Бездействуя практически на протяжении стольких веков, мы так привыкли к тому, что не приходится прилагать особенных усилий для того, чтобы наши желания исполнялись. Испокон веков Боги пользовались людьми и полукровками для достижения своих целей  - даже тех, что могли бы достичь и сами, возжелай лишь чуть -  чуть пошевелиться. Но мы - все Боги, стали чересчур ленивы, полагаясь на наших детей, и смертных, которых привыкли использовать в своих целях. Уверена, большинство и сейчас надеется на то, что и в этот раз можно будет отсидеться, прикрывая свою шкурку от болезненных ударов и надеясь, что его не затронут.
Но увы, это битва не между Богами и Титанами, что была древнее самой Греции. И это не мать - земля, разозлённая донельзя, решила вновь заявить о  своих правах, вернув себе былую силу, и сводя с ума тех, кто не хотел ей подчиняться. Это война Богов. Всех Богов, что только существовали во все века, во всех странах. Приятно было бы думать, что это небольшой конфликт между бессмертными, не поделившими между собой сферы влияния. В конце концов, может и не слишком просто, но я смогла бы разорвать пасть прожорливой Сехмет, если бы она вдруг надумала заявить свои права на людей, и заставить их встать на колени. Но не греки воюют с египтянами и не дерутся скандинавы с кельтами. Вот уж и Йормунгард, огромный змей, что может обвиться вокруг Земли, освобождён из своего водного плена, а сестрица его, мёртвая Хелла, готовит армию мертвецов. И Фенрир, что способен поглотить солнце, как я слышала, заключил союз с ирландской Морриган, что уже не щадит даже родных земель, поливая их огнём, и кровью. Мой брат Арес, уверенный  в своей правоте, в дикой ярости своей, на которую только способен, готовится к войне с человечеством и Богами - теми, кто встанет у него на пути. И если с ним я готова сразиться сама, как это было и в былые времена, то у меня не хватит сил на то, чтобы тратить свое внимание на многих. Да, я не одна в этой войне и другие Боги готовятся - ищут союзников и достают доспехи, давно уже пылившиеся где-то в памяти времен. Но нам, так или иначе, пригодится сейчас любая помощь. И особенно  в этой войне нам были нужны юные талантливые полубоги. Свою полезность, еще во времена борьбы с Геей, они доказали в полной мере. 
Качаю отрицательно головой, когда Джейсон предполагает, что вернулась наша давняя противница, мать-земля. Да, это было бы в достаточной мере неприятным вариантом, как и в прошлый раз, но теперь мы по-крайней мере, были  к этому готовы  и знали бы, как справиться. Сейчас же . . . Увы, но сейчас ситуация становилась куда хуже. Проще знать, что у тебя один всемогущий противник, с которым тебе нужно справиться, чем осознавать, что их десятки. А я вовсе не умаляю сил Богов других пантеонов.
- Я помню, Джейсон Грейс. Увы, но даже Боги вынуждены подчиняться правилам, во избежание Хаоса. Когда Апоп, египетский змей, хочет создать его по всей земле, главная задача разумных  - постараться его остановить. И я слышала о том, что случилось в пустынях Египта совсем недавно. Как Боги, вместе с теми, кого называли их "наследниками" - потомками фараонов, сражались за этот мир, и за то, чтобы солнце светило. Тогда это была не наша война и с давних времен повелось, что мы стараемся не контактировать  с ними. [1] Но то, что происходило сейчас, затрагивало нас всех. Не будет больше столь уютного и комфортного мира, к которому мы привыкли, если не сразиться. Мы все и каждый из нас уже не согласились с Локи, Сетом и Аресом, решившим вдруг, что им в мире смертных уделяется слишком мало внимания. И это я молчу о тех, кого призвали они в свои союзники, надеясь на скорую победу.
Самые жестокие и самые безумные  Боги. Те, кому показалось, что им уделяется в этом мире недостаточно внимания. Чья жажда власти затмевает здравый смысл и вместо крови у которых по венам течёт дикий яд. Морриган, Геката, Сет, Арес, Фрейя, Кебехет, Хель, Йормунгард, Фенрир, Серкхет и многие другие. Никто из них не покровительствовал доброте, но каждый был смертью, яростью или войной. Самые жестокие из бессмертных решили заявить этому миру свои права на него. А мы, все те, в ком остались хоть крупицы здравого смысла,  должны были их остановить. Это был не тот уже мир, к которому можно было вернуться. И прошлое иногда лучше оставлять в забытье. 
- Но у Богов, помимо них самих, есть и помощники. Скорпионы, змеи, волки и прочие твари, что с удовольствием выползут из своих нор, лишь только их призовут. Даже мертвецы. Вам не привыкать сражаться с чудовищами, что всегда имели к вам особенную тягу. Понадобится любая помощь. Повожу плечами, признавая то, что я понимаю, насколько неудобным является этот факт из жизни юных полубогов. И все же, сделать с этим ничего было нельзя. Любая сила всегда является ответственностью и получая свои дары, дети Богов становились и мишенями. Они должны были уметь защищаться и сражаться.
- К тому же, сын Юпитера... Сын моего отца, чего я не произношу вслух. У нас был один родитель, но мы не были равны. И я должна была не просто отправлять его возможно и на смерть, лишь потому что могла, но должна была даровать ему и уверенность в том, что он справится. В конце концов, зачем нужны Боги, если в их поддержку не верить? 
Я  сокращаю оставшееся расстояние между мной и полубогом. Мне нравится видеть в нем предводителя и того, за кем пойдут юные полукровки и римские легионеры. Они все - наши дети, сильно возмужали после войны, с которой не справились бы и многие взрослые. Зря некоторые из них думали, что мы не замечаем той отваги и мудрости, которую они проявили. Кладу руку на плечо Джейсона, не болезненно, но крепко сжимая его. Я не была Богом, решившим сообщить ему что - то "оттуда",с высоты небес. Я стояла рядом и была вполне реальна в своей просьбе. К тому же, мое прикосновение должно было даровать ему чуть больше уверенности.
-... Когда это понадобится, мы будем рядом. Вам не придется сражаться с Богами  в одиночку. Мы не были глупцами, что могли бы отправить своих детей  биться один на один с обезумевшими бессмертными. Как бы не была хороша в бою моя дочь, я не оставила бы ее сражаться в одиночку против спятившей от своего желания уничтожения Морриган, кельтской Богини войны. И пусть Перси уже доводилось встречаться с Аресом, в его недолгой пока еще жизни, вряд ли он желал бы остаться с ним наедине. Боги больше не преследовали низменных своих интересов. Самые яростные и злобные бессмертные объединились для того, чтобы напомнить людям  о том, кем являются и поставить тех на колени. Да, это могло быть удобно и всем нам - тем, о ком тоже стали забывать за прошедшие века. Но не того мы хотели - те, кто собирался противостоять своим собратьям. Этот мир не должен был быть таким.  Больше не должен был.
- Сейчас не время для решающей битвы, об этом рано думать. Ваша задача - найти как можно больше союзников среди тех, кто готов выступить против тиранов. И ты, как и полубоги, которых ты поведешь за собой, должны осознавать, против кого вам придется сражаться. Отпускаю плечо Джейсона и делаю два шага назад, вновь отстраняясь, но не сводя с него пристального взгляда. Я просила, а не заставляла его, пока ещё, но он должен был понимать, насколько важным было всё то, что я  говорила. И если Гея была угрозой масштаба греческих Богов, то теперь речь шла про весь мир. 
- Вспоминай и разыскивай тех, кто может выступить против захватчиков. Ищи их врагов и используй слабости, найди  то, что поможет их сокрушить. Отвлекаюсь от созерцания Джейсона Грейса и начинаю вспоминать имена тех, о ком слышала до своего появления в Лагере Юпитера. Даже я, Богиня войны и мудрости, знаю то, насколько они опасны и конечно же, равны мне. Это - вовсе не простая задача на уровне детского садика, для талантливых детей бессмертных. Многие решающее сражение, если оно случится, может и не переживут.
- Арес, мой брат, Бог войны. Морриган, кельтская Богиня войны. Фрейя...Скандинавская Богиня войны. Хель, скандинавская повелительница мёртвых. Сет, египетский Бог хаоса. Геката, Богиня магии. Фенрир - огромный волк, что способен проглотить солнце. Йормунгард - его брат, огромный змей, способный обхватить Землю. Кебехет - египетская змея. Локи...коварнейший из Богов. И другие, кто сомневается еще в своем выборе, но которые я уверена, к ним примкнут. Из страха ли, или из жажды вернуть себе былое величие. Нас - тех, кто сопротивляется, не так уж много, а их все больше. Почти не осталось времени. Вновь возвращаю все свое внимание Джейсону Грейсу. Я знаю, сколь непосильную ношу вновь кладу на его плечи и не сомневаюсь в том, что найдутся полубоги, которые воскликнут в очередной раз, как надоели им Боги со своими заданиями. Найдутся и те, кто решат, что им нет никакого дела до того, что вновь происходит в мире бессмертных. Но увы, всё то, что происходит, затронет всех и каждого. Неужели Морриган, сжигаемая своей жаждой мести и ненависти к людям, разрушающая всё на своем пути, пожалеет  обычных людей - родителей полукровок, лишь потому, что они - родители полубогов? Или кто может подумать, что ей и впрямь будет дело до детей греков и римлян, к которым она не имеет никакого отношения? Морриган сожгла свой дом, который столь любила когда - то и не собирается останавливаться на этом. Я бы не делала никаких ставок на то, что отлеживающимся в стороне быть безопаснее. 
- Тебе нужно найти полубогов в мире смертных - тех, кто даже не представляет о силах, скрытых в них и убедить их присоединиться к нам. Научить всему тому, что они должны уметь. Поверь, это не будет таким уж сложным заданием, все они в большинстве своем, выдающиеся молодые люди. Пробудить в них то, что принадлежит им по праву рождения. Знаю, что могу удивить сейчас сына Юпитера. В конце концов, все они лишь постепенно узнавали о скрытых своих талантах, а затем присоединялись к подходящему лагерю. Но . .. да, не всё так просто и есть то, о чем полукровкам не рассказывали их учителя. Некоторые из наших детей подходили больше миру смертных, чем миру чудовищ. И будь наша воля, мы бы никогда не стали разрушать их миры, вытаскивая в эту войну с чудовищами, которых они привыкли считать за сказки. Но увы, война не щадит ничьих чувств и удобства. Нам нужны были ВСЕ полубоги, способные вести войну. К тому же, наши дети были так талантливы.  Чаще все равно становились воинами, изобретателями, гениями и настоящими бойцами. Кровь, как известно, вовсе не водица.
- И не только ранить мечами можно Богов, Джейсон Грейс. Ищите их слабые места, загляните в мифы и легенды. Отнюдь не все из них - выдуманная сказка. Я вовсе не шучу. И знаю, что в голове юного полубога может возникнуть вполне закономерный вопрос, почему мы не можем сделать этого сами. Но Боги заняты сейчас другим  и нам нужно, чтобы именно юные полукровки занялись этим. К тому же, их куда больше, чем нас, а их умы куда острее, чем у давно отвыкших думать бессмертных. 
- Возьми это перо. Оно поможет тебе в поисках и ты сможешь меня позвать, если это вдруг понадобится. Протягиваю сыну Юпитера золотое перо, не допуская никакого пререкания. Оно давало вдохновения для поиска тому, давало подсказки тому, кто держал его в руках и могло позвать меня, даже если я находилась очень далеко, стоило лишь смять его. Хотя конечно, это было бы просьбой на один раз и звать меня без веского для того повода, явно не стоило.
-  Я знаю, что моя речь сейчас показалась тебе сумбурной, а задачи - невыполнимыми, Джейсон Грейс. Но наши просьбы иногда были и более туманны, но вы ведь справлялись? Улыбаюсь, смотря на дитя Рима. Мне ближе были греки, в их мире я была собой  - не только степенной Богиней мудрости, но и войны. И все же, сын Юпитера был одним из Пророчества Семи и близким другом моей Аннабет. А значит, я могла доверить ему то, что возможно решит рано или поздно исход этой битвы. По-крайней мере, я в него верила.

1. Речь о событиях книг Рика Риордана "Наследники Богов".

Не требую ничего сверхъестественного, кроме знания греческой мифологии, желания отыгрывать Геру и Зевса, и не пропадать. Приходите вместе, приходите по отдельности. Мы в любом случае, будем очень рады. Но только не делайте из Геры отвязную девочку-панка, раздвигающую ноги перед каждым встречным-поперечным, а из Зевса - алкоголика, у которого похмелье не проходит. Мы  хотим видеть Богов, а не отвратительную пародию на них. Будем ждать и я, и Джейсон Грейс, и остальные.

+1

48

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ДУДОЧНИКА

THE FLASH
«Флеш»

http://sh.uploads.ru/6xtST.gifhttp://s5.uploads.ru/Ao78k.gif
http://s6.uploads.ru/ahRT1.gifhttp://s0.uploads.ru/6bhsi.gif
Hartley Rathaway 28 | мета-человек | Andy Mientus

Хартли Рэтэуэй, мы встретились при не самых удачных обстоятельствах. Но, по словам Циско, даже если бы все было иначе, мы бы все равно не поладили. Ты родился в обеспеченной семье, твои родители - Осгуд Рэтэуэй и Рейчел Рэтэуэй – уважаемые в городе люди, имеющие абсолютно все атрибуты успешной богатой жизни. Ты должен был все унаследовать, но после того, как признался в своей нетрадиционной ориентации, твои родители отвернулись от тебя, лишив абсолютно всего.
К счастью, ты оказался парнем с незаурядными мозгами, знанием с десятка языков (звуча на каждом, по словам Циско, как придурок) и приглянулся Харрисону Уэллсу, амбициозному ученому, который набирал команду для работы в своей лаборатории. Ты продвигался очень быстро, на зависть всем остальным работникам, и вскоре оказался правой рукой Уэллса. Тебя, правда, не ограничивали рамки морали, ты считал, что ты лучше их всех, поэтому друзей у тебя не было. Кейтлин Сноу и Циско Рамон были в числе тех, кто не нравился тебе особенно сильно. Не думаю, правда, что ты особо расстраивался по этому поводу.
Когда строительство ускорителя частиц, великого изобретения, которое должно было вписать имя Харрисона, и твое заодно, в историю, уже подходило к концу, ты высказал свои опасения о том, что устройство может взорваться. Уэллс разозлился на тебя и уволил, но, как оказалось, твои опасения сбылись. Жаль только, что тогда ты не представлял даже, что все это было просто частью грандиозного плана Эобарда Тоуна. Ты пострадал от взрыва ускорителя и приобрел очень чуткий слух. Эта способность причиняла сильную боль, и ты изобрел аппарат, способный сдерживать звуки. Но также ты создал перчатки, способные испускать мощные ультразвуковые волны.
Ты вернулся, чтобы отомстить за растоптанные амбиции и уязвленное самолюбие. Сначала ты напал на самого Уэллса, затем на офис своей семьи. Обиженный на весь мир мальчик, в руки которого попали опасные игрушки. Но ты чертовски умен. Последнее событие привлекло мое внимание. Ты позволил мне себя поймать, чтобы той же ночью с помощью своих перчаток сбежать, прихватив из компьютеров информацию обо мне. Ты попытался меня убить, выяснив частоту, на которой работает мое тело. Вмешательство Харрисона не позволило тебе закончить задуманное. В результате, ты снова оказался в камере С.Т.А.Р. Лабс., но снова не надолго. Располагая информацией о местоположении Ронни, возлюбленного Кейтлин, ты договариваешься с Циско и снова оказываешься на свободе. Чем ты занимался, Хартли, и зачем снова пришел к нам? 


Пост

-Флэш? Ох, твои родители… дали тебе такое имя?.. - На мгновение я даже опешил, не уверенный в том, серьезно она сейчас это [float=right]http://savepic.su/7092477.gif[/float]говорит или нет. Меня спрашивали о многих вещах, когда я кого-нибудь спасал, иногда о довольно неприличных (мне очень неловко, что люди вообще думают об этом в свободное время), но, в целом, большинство ограничивалось потрясенным "спасибо", а после меня уже и след простывал. Но это.. это было очень неожиданным, по шкале неожиданности от Барри Аллена (а меня, между прочим, ударила молния, и я стал супергероем, так что удивить меня довольно сложно) это тянуло на все восемь баллов. Мое имя вообще случайно появилось во время разговора с Оливером, затем я предложил его Айрис во время нашей тайной встречи, и уже через несколько дней все с радостью приняли это как мое новое официальное прозвище. Поэтому мои губы непроизвольно растягиваются в сомневающейся, но очень веселой улыбке, когда я поворачиваю голову обратно к рыжей девушке.
    - Мм.. К счастью, нет? Представь, какое сложное было бы у меня детство с таким имечком, - я усмехаюсь, слегка прищуриваясь. Слова растягиваются сами собой, потому что я медлю, все еще не уверенный в том, насколько серьезным был этот вопрос. Может, она просто пошутила? Может, это реакция на стресс? В конце концов, она только что убегала от монстра, и неизвестно, что происходило здесь до того момента, как я сюда прибыл. Я вот, например, постоянно болтаю много и бессмысленно, когда нервничаю. Именно поэтому, если нас с Айрис ловили за какие-нибудь проделки в детстве, отвечала всегда она, а я виновато разглядывал носки своих ботинок, потому что если мой рот открывался, то все сразу портилось. Позже, правда, Джо раскрыл этот секрет и использовал его уже в своих интересах, сразу начиная допрос с меня. Тяжело быть ребенком полицейского. Вдвойне тяжело быть ребенком полицейского, когда у него есть неусидчивая дочь, жаждущая приключений, а ты слишком джентльмен, чтобы оставлять ее одну. Даже когда тебе двенадцать, и ты боишься темноты.
    Я разглядываю лицо девушки, усыпанное солнечными веснушками, и мне кажется, что она над чем-то размышляет, судя по ее сосредоточенному виду и слегка рассеянному взгляду. Честно говоря, я не уверен, что должен сейчас делать. Она в порядке, по ее собственным словам да и внешнему виду в целом, так что будет логично отправить ее куда-нибудь в город и разобраться с монстром за моей спиной, который бессмысленно все крушит на своем пути, издавая при этом странные звуки, которые в скором времени могут привлечь внимание каких-нибудь любителей погулять за городом. Нужно связаться с Циско и рассказать, что здесь происходит. Может, здесь есть где-нибудь камеры, и он сможет сам все увидеть, потому что описать данное существо довольно.. сложно. А если Кейтлин и Уэллс пришли, то мне и вовсе несказанно повезет. В одиночку это нечто будет довольно сложно побороть, оно почти в два раза крупнее меня по всем параметрам. Какой бы суперскоростью я не обладал, дотащить его на другой конец города в лаборатории будет чертовски сложной задачей. А что если..
    -Я, кажется, поняла! С какой ты планеты? - неожиданно радостно восклицает рыжая, возвращая мое внимание. Тут я и вовсе теряюсь,  непонимающе хлопая ресницами и хмурясь с каждой секундой все больше и больше. С какой я.. что? Планеты? Это.. она не может быть серьезной. Я могу вернуть тебя обратно, точнее, не совсем я… Ты слышал что-нибудь о Докторе, Повелителе Времени? - Девушка хватает меня за руку и сжимает ее. Не понимая, что здесь происходит, я тупо опускаю взгляд на наши ладони, затем снова смотрю в ее зеленые глаза, вопросительно изгибая брови, слегка прищуриваясь и даже приоткрывая рот, намереваясь что-то сказать, но затем я его закрываю, потому что сказать мне, ровным счетом, нечего. Вернуть обратно? На.. свою планету, в смысле? С помощью.. повелителя времени? Типа как.. путешествия в космосе? Не уверен, что мое лицо может изобразить еще большее удивление и конкретное непонимание происходящего. Даже маска на моем лице вряд ли скрывает это. Надеюсь, что не скрывает. Я морщу нос, быстро оглядываясь по сторонам. Если это какой-то розыгрыш Циско, то мне совсем не смешно. Совсем. Совсем. Монстр, правда, слишком реальный, чтобы это было шуткой, но я все равно не оставляю этой надежды. Он прицепился к нам, когда мы улетали с планеты-заповедника, ну и вот я тут. - Я медленно киваю несколько раз, все с тем же выражением полного непонимания, словно ее слова имеют хоть какой-то смысл. Планета-заповедник, значит. Хорошо. Мои будни еще никогда не были такими веселыми.
    Мне никогда не приходилось спасать сумасшедших. Я даже не знаю, как мне себя с ней вести. Может, стоит спросить у Кейтлин? Или Циско пусть погуглит и посмотрит в каких-нибудь психиатрических учебниках? Должен ли я ей подыграть? Или отправить прямо в больницу? Вдруг это реакция ее мозга на такой сильный стресс? Или монстр умеет воздействовать на головной мозг, вызывая какие-нибудь галлюцинации? Я снова оглядываюсь через плечо на зверя, который прямо сейчас занимался тем, что очень упорно пытался сломать толстое дерево. Слегка прищурившись, я заключаю, что он вряд ли обладает настолько развитым интеллектом для подобных фокусов. Иначе он бы уже нашел нас.
    Девушка заканчивает свою радостную речь, а я вновь поворачиваю свое лицо к ней с очень натянутой улыбкой, от которой едва не сводит скулы, и очень осторожно вытягиваю свою руку из ее хватки, придерживая при этом другой рукой ее ладонь за запястье, чтобы она не попыталась схватить меня снова.
[float=left]http://savepic.su/7085296.gif[/float]- Это.. все очень.. хорошо, - о, десять из десяти, Аллен, лучше бы ты был молчаливым героем. - Повелитель Времени, значит, - я делаю глубокий вдох, поджимая губы. Что делать, Барри, думай. - Весело, наверное, он проводит время, да? Особенно, закидывая подобные штуки сюда, - я неопределенно мотаю головой в сторону, где развлекается монстр, а на моих губах появляется крошечная улыбка. - Ладно, слушай, давай, ты подождешь здесь, а я.. что-нибудь придумаю. Или я могу доставить тебя.. домой? Да, так, наверное, будет лучше. Безопаснее. Ты же из Централ-Сити? Ну, или где-то здесь же ты остановилась? - я заметил, пока не офигевал от происходящего, что у нее был легкий акцент, кажется, британский, так что, вряд ли она была отсюда, но, так как рядом нигде не было машины, то я сомневался, что она пришла сюда пешком из Старлинг-Сити или из Кост-Сити. - И, эм, мы на Земле, если что, - не очень уверенно добавляю я, слегка прищуриваясь и делая пару шагов назад, готовый, на самом деле, начать бежать в любой момент. Сумасшедших нельзя называть сумасшедшими, верно? - Ты.. ты уверена, что ты в порядке? - все же осторожно пробую я, неопределенно пожимая плечами. Не уверен, что у нас есть время выяснять ее психическое состояние, но пока что монстр угрожает только экологии, так что можно потратить несколько лишних мгновений.

Приходите, берите, играйте! Хартли неоднозначная многогранная личность, не раскрытая достаточно в сериале. Ты нужен нам в нашей команде со своими мозгами, язвительностью и закатыванием глаз, у нас на тебя уже есть идеи. Ты можешь быть как плохим парнем, каким и был до того момента, пока Барри все не изменил в прошлом, так и хорошим, решать только тебе. Нас тут полно, Кейтлин, я, Пэтти, Циско, Доктор Уэллс и в С.Т.А.Р. лабс. по нашему сюжету болтается достаточное количество людей, которые не дадут тебе заскучать, в числе которых есть Супербой, Чудо-девушка и даже Спайдер-Гвен обещала заглядывать на огонек. Мы играем по второму сезону, комиксы знать не требуем, иметь степень по физике тоже, просто будь классным и люби нас с: В плане игры и формата мы гибкие, пишем от первого и третьего лица, разными размерами, идей целая гора, просто так сидеть без дела точно не дадим, в этом можешь не сомневаться. Если боишься, что нет графики, то не сомневайся, здесь есть, кому одеть если хочешь, возможно, даже раздеть хд По всем вопросам смело обращайся в гостевую или к нам в личку, мы не кусаемся, честное слово.

Отредактировано Barry Allen (2016-04-08 22:04:18)

+2

49

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СЕСТРУ.

THE SECRET CIRCLE
«Тайный круг»
http://68.media.tumblr.com/tumblr_m6ik92ume71r4td3po6_250.gif http://49.media.tumblr.com/tumblr_m6ik92ume71r4td3po2_250.gif
Cassie Blake 21 | witch | Britt Robertson(!!!)

Дочь Джона Блеквелла. Как я в последствии узнала - моя сестра. В нас обеих течет темная кровь, поддаваться влиянию которой мы не хотим. И все же, это в нас есть. Мы обе не можем порой сдержать своей злости, хотя использовать ее хотим только для того, чтобы защитить себя, и своих близких. Ты, моя дорогая сестра, причинила мне достаточно боли, забрав у меня парня, которого я любила, и втянув меня, вместе с остальным кругом, в кучу проблем. Но я хоть и злилась, но никогда не ставила свою обиду во главу угла. Мы всё равно были рядом, поддерживали и защищали друг друга, с момента знакомства. И так будет всегда. Как ни крути, но мы семья.


Пост

В том, что гладко не будет ничего, я не сомневалась. И в том, что Фэй обязательно постарается меня достать до такой степени, что  я ломая каблуки, умчусь в Чэнс Харбор, кстати говоря, тоже. От того, что я потащусь с ней, моя сестра изначально в восторге не была, что ожидаемо было еще до того, как эту мысль я озвучила. Это же Фэй. ФЭЙ. Одно это уже объясняет многое.
Я спокойным взглядом наблюдаю за тем, как Чемберлейн раздражается. Это не приносило мне никакого особенного удовольствия, но и чувства вины за то, что опекала ее, как Глава Круга, и как ее сестра, я не чувствовала. В конце концов, если  уж Фэй считает, что каждый волен делать то, что необходимо конкретно ему, почему я не действовать в соответствии с велениями своего сердца и собственными желаниями? А я хотела поехать в Новый Орлеан, чтобы быть рядом с этой красоткой, когда она в очередной раз влезет в неприятности. А в том, что именно в них она и влезет, поехав на неясный "зов", сомневаться не приходилось. Моя сестра проблемы найти даже не выходя из дома. Что уж было говорить про чужой город, да еще населенный другими ведьмами и черти кем еще?
- Я знаю, что ехать меня с тобой ты не заставляла. Терпеливо повторяю за Фэй, зная прекрасно, сколько тяжелых балок она мысленно скидывает на мою голову. И слава Богу, что только мысленно, не заставляя обвалиться потолок, чтобы погрести меня под его руинами. Но ее гнев и вспыльчивость можно пережить. В конце концов, я с детства ее знала, росли вместе. Разве могла меня как некоторых, напугать ее импульсивность, умноженная на магию?
Но я была ей нужна. Даже если сама Чемберлейн была уверена в абсолютно обратном. Не потому, что она была беззащитна или не смогла бы постоять за себя в крайнем случае, вовсе нет. А потому скорее, что была порой излишне...безрассудна, что ли. Не всегда задумывалась о том, к чему могут привести ее действия, основанные на простом лишь и не особо замудренном "хочу".
В то, что моя сестра не балуется с магией, я не верю. Да, даже несмотря на этот возмущенно-честный взгляд. Да, даже на это возмущение, которое показалось бы тому, кто не знал Чемберлейн справедливым. Но не потому, что она лгунья была закоренелая, вовсе нет. Откровенность Фэй порой и вовсе была похожа на обидную грубость. А от того скорее, что сестру свою давно знала. И в это "неприкасание" к магической силе не верила от слова "совсем". То есть, дома даже шкафчик без нее лень было захлопнуть, а в этом современном Салеме, вдруг поняла, что не стоит?
По поводу "такой силы" верится немножко больше. Не знаю уж, что за зов такой потащил мою сестру сюда, но верю, что это сделала не он. Или, по-крайней мере, чтобы она не натворила, на именно такой результат она не рассчитывала. Сидеть на одном месте Фэй конечно не любит, но с чего бы ей было рваться в Новый Орлеан?
Скептицизм по поводу Чэнс Харбора я понимаю. В конце концов, наш городок и впрямь не был одним из тех, куда рвутся туристы, где газеты каждое утро рвутся от количества новостей, а количество ведьм зашкаливает как уровень радиации в Чернобыле. Ничего особенно интересного, чтобы было, что бесконечно обсуждать, а развлечений и впрямь было немного. Но в конце концов, там мы были дома, а не в чужом, абсолютно незнакомом городе, где случиться могло все, что угодно, а обратиться  к силе Круга мы не могли.
Сочетание имен "Кэсси и Адам", в привязке к "милующимся" слегка режет слух. Я не устраивала истерик и не рыдала ночами, вспоминая  о том, что было, ну быть может, пару раз. Но и слышать о них лишний раз совершенно не хотела. Не злилась, вовсе нет. Я понимала, что это "предначертание", Судьба и что-то там еще, но участвовать в этом с энтузиазмом вовсе не должна была. Пусть живут, пусть любят, да хоть детей заводят. Не мое дело. Теперь уже не мое.
Слова Фэй никак не комментирую, наблюдая за ее действиями. Она и впрямь права, особенных дел никаких у нас в Чэнс Харборе не было, по-крайней мере, настолько неотложных, чтобы нельзя было покинуть его территорию. И все же, я бы с огромным удовольствием съездила куда-нибудь на каникулы, все с той же Чемберлейн, скучать с которой не приходилось никогда. Но мы были не где-нибудь во Флориде, наслаждаясь коктейлями и беззаботностью, не вспоминая всё то, что навалилось на нас в последнее время, а в Новом Орлеане. Обители ведьм, куда нас привел зов, определить точно который не могла и сама Фэй. Единственная услышавшая его, надо сказать. Быть может, это какой-то побочный эффект от использования магии, не связанный непосредственно с этим городом?
Разрешения моего на туфли, мне принадлежащие, ну естественно, в этой комнате никто не спрашивает. Да и зачем у хозяина вещи что - то узнавать, когда есть простая человеческая наглость? Но не шпильки меня сейчас волнуют и уж точно не то, что Фэй периодически таскает у меня вещи. То, что происходит вокруг  и для чего мы тут оказались, волнует меня куда больше. Хотя эти туфли одни из моих самых любимых, это да. Главное, чтобы ничего с ними не сделала, вроде сломанного каблука. С этой красавицы станется.
Фэй смотрит на меня вопреки обычному, совершенно серьезно. И если обычно во взгляде ее по - большей части скептицизм, то теперь его нет и в помине. Она действительно верит в то, о чем говорит. И кажется, совершенно не шутит, когда говорит про то, что мне не стоит вставать у нее на пути и лучшее, что я могу сделать в этой ситуации - это помочь.
Но я и без того здесь для этого. Не совсем довольна тем, что мы вообще тут оказались, но раз уж приехала вместе с Фэй, то сложно ожидать того, что буду ставить ей палки в колеса и пытаться помешать. Уговаривать вернуться, пока ничего не случилось - да, мое право, которым я в полной мере собираюсь воспользоваться. Но творить какие - то гадости, лишь из вредности...Это, откровенно говоря, никогда не было в моем духе. А даже если бы когда моя темная кровь и победила бы, далеко не эта из моих сестер стала бы первой жертвой моей злобы. Не хочется об этом даже думать, но скорее всего, так оно и было бы. А с Фэй я приехала только ради того, чтобы ее уберечь.
Чемберлэйн присаживается рядом со мной, чуть успокоившись. Она всегда была импульсивна и быстро заводилась, когда ей вдруг начинало казаться, что кто - то посягает на ее права и свободы, пытается в чем-то ограничить ее. Чего стоит только нежелание замыкать Круг, чтобы не зависеть от всех остальных, быть вольной птицей. И все же, она не глупая, и не злая. Быстро раздражается, совершает необдуманные поступки - да. Но способна понять, что происходит и успокоившись все - таки услышать другого человека.
Фэй говорит, что это все - наше место. Не эта комната и этот дом, наше временное пристанище, вовсе нет. А этот город, который в современности значит не меньше, чем Салем раньше. Известный своими ведьмами и уже великий, он всегда был на слуху у тех, в чьих руках была магия. Чего стоят только рассказы Калеба о нем. Да и этот пансионат с такими же как мы, наводит на мысль, что все вокруг здесь более приспособлено для ведьм, нежели наш родной Чэнс Харбор. Но я не знаю. Не будучи сторонницей резких перемен и необдуманных решений, я никогда не думала о том, чтобы бросить вот так все и уехать, куда глаза глядят. Хотя признаюсь, минутные желания были. Особенно после появления Кэсси в нашей жизни и всего того, что случилось позже, включая правду о моем отце. 
Я вздыхаю, когда слышу, что в голосе моей сестры нет ни нотки сомнений в том, что мы отправимся в бар. И я по многим статьям могла спорить всегда с Фэй, но в том, что касалось веселья, она всегда была непреклонна. И можно было конечно упереться ногами и руками в стены, и никуда не идти, но я знала точно, что Чемберлэйн это не остановит, и она отправится туда одна. Что было еще хуже, чем оказаться одной в просто чужом городе.
Я поднимаюсь с постели, направляясь к шкафу. У меня нет особенного настроения веселиться сейчас, но выпить я действительно, была бы не против. И если там у меня получится поднять свое настроение, то что же,  я признаю, что идея моей сестры была вполне удачной.
Разглядывая одежду, я скептически хмыкаю. Вроде бы все вполне подходит, если одеться нейтрально, не слишком вычурно, но и не как в лес на шашлыки поехала, но настроение слишком непонятное. Знакомиться здесь я ни с кем точно не собиралась, но и производить впечатление случайно забредшей девицы из незнакомого всем округа, точно не хотелось.
- Я не буду играть цыганку. Хмыкаю, отвечая на предложение Фэй открыть свой гадальный салон. И пусть я знала, что это не будет шарлатанством и магия в нас есть действительно, становиться одной из этих загадочных женщин с огромными сережками  и закатывающимся взглядом, я не хотела. Пусть другие  в шар хрустальный смотрят, я лучше попытаюсь вести нормальную человеческую жизнь.
- А по поводу нашего места..Не знаю, не знаю. Время покажет. Пожимаю плечами, доставая платье. Не слишком открытое, но и закрытым наглухо не назовешь. Как по мне, так самое то для того, чтобы выбраться в незнакомое место. Оглядываю ассортимент обуви, которую захватила с собой и подцепляю туфли, которые в сторону до того отбросила Фэй. Ей может под то платье они и не подходили, а мне вот под это - в самый раз. Хах. Без обид, сестра.
- Тебе тоже спасибо, дорогая. Улыбаюсь Фэй, добавив слегка нахальства в голосе. Если уж мы оказались в чужом городе и нас здесь никто не знает, то можно позволить себе чуть больше свободы, чем обычно. Пусть это и выражается в таких мелочах, как захват чужого имущества, чего раньше я никогда не делала. Баш на баш, как говорится.
- В какой бар пойдем? Поговорим с девочками или в первый попавшийся? Не уверена, что приютившие нас ведьмочки шляются по злачным местам, но что - то же могут знать. Тем более, если живут здесь давно, самое то - знать, где лучше потусоваться их "сестрам". Или, если не знают, то пойдем по пути поиска наибольших проблем и завернем с Чемеберлэйн в первое попавшееся питейное заведение. Гулять, так гулять, если мы не хотим думать о проблемах. По-крайней мере сегодня.

От вас требуется только знание сериала/книг, любовь к Кэсси, желание отыгрывать ее каноничную. Не меняйте пожалуйста Брит, она ей подходит, да и мы смотримся хорошо хд Как бы не складывались наши отношения, мы с Фэй будем очень рады видеть её. Буду ждать.

Отредактировано Diana Meade (2016-03-16 20:39:47)

+2

50

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ БЫВШЕГО ПАРНЯ.

THE SECRET CIRCLE
«Тайный круг»
http://49.media.tumblr.com/tumblr_m5f1i5hoiD1qi059ho3_250.gif http://49.media.tumblr.com/tumblr_m5f1i5hoiD1qi059ho5_250.gif
Adam Conant 21 | sorcerer | Thomas Dekker

Ну, Адам Конант - один из основных персонажей Тайного Круга, поэтому не вижу особенного смысла его расписывать. Что за характер у него думаю тоже известно, особенно кардинально менять не надо, хорошо? И - да, не делайте его отрицательным героем, даже если обосновывая это чем-то. Ну правда, давайте не будем? Конант хорош и таким, каков он есть. А для отрицательных персонажей у нас полно всех остальных, не было бы переизбытка.
Мой бывший парень, с которым мы знакомы были буквально с детства, и с которым несколько лет встречались, искренне думая, что это - навсегда. Навсегда - до появления Кэсси, с которой вас связывала якобы судьба, а на деле - проклятие. И я, как водится, не стала держать, решив строить свою жизнь заново. Но мы остались друзьями и уж тем более - близкими людьми.


Пост

В том, что гладко не будет ничего, я не сомневалась. И в том, что Фэй обязательно постарается меня достать до такой степени, что  я ломая каблуки, умчусь в Чэнс Харбор, кстати говоря, тоже. От того, что я потащусь с ней, моя сестра изначально в восторге не была, что ожидаемо было еще до того, как эту мысль я озвучила. Это же Фэй. ФЭЙ. Одно это уже объясняет многое.
Я спокойным взглядом наблюдаю за тем, как Чемберлейн раздражается. Это не приносило мне никакого особенного удовольствия, но и чувства вины за то, что опекала ее, как Глава Круга, и как ее сестра, я не чувствовала. В конце концов, если  уж Фэй считает, что каждый волен делать то, что необходимо конкретно ему, почему я не действовать в соответствии с велениями своего сердца и собственными желаниями? А я хотела поехать в Новый Орлеан, чтобы быть рядом с этой красоткой, когда она в очередной раз влезет в неприятности. А в том, что именно в них она и влезет, поехав на неясный "зов", сомневаться не приходилось. Моя сестра проблемы найти даже не выходя из дома. Что уж было говорить про чужой город, да еще населенный другими ведьмами и черти кем еще?
- Я знаю, что ехать меня с тобой ты не заставляла. Терпеливо повторяю за Фэй, зная прекрасно, сколько тяжелых балок она мысленно скидывает на мою голову. И слава Богу, что только мысленно, не заставляя обвалиться потолок, чтобы погрести меня под его руинами. Но ее гнев и вспыльчивость можно пережить. В конце концов, я с детства ее знала, росли вместе. Разве могла меня как некоторых, напугать ее импульсивность, умноженная на магию?
Но я была ей нужна. Даже если сама Чемберлейн была уверена в абсолютно обратном. Не потому, что она была беззащитна или не смогла бы постоять за себя в крайнем случае, вовсе нет. А потому скорее, что была порой излишне...безрассудна, что ли. Не всегда задумывалась о том, к чему могут привести ее действия, основанные на простом лишь и не особо замудренном "хочу".
В то, что моя сестра не балуется с магией, я не верю. Да, даже несмотря на этот возмущенно-честный взгляд. Да, даже на это возмущение, которое показалось бы тому, кто не знал Чемберлейн справедливым. Но не потому, что она лгунья была закоренелая, вовсе нет. Откровенность Фэй порой и вовсе была похожа на обидную грубость. А от того скорее, что сестру свою давно знала. И в это "неприкасание" к магической силе не верила от слова "совсем". То есть, дома даже шкафчик без нее лень было захлопнуть, а в этом современном Салеме, вдруг поняла, что не стоит?
По поводу "такой силы" верится немножко больше. Не знаю уж, что за зов такой потащил мою сестру сюда, но верю, что это сделала не он. Или, по-крайней мере, чтобы она не натворила, на именно такой результат она не рассчитывала. Сидеть на одном месте Фэй конечно не любит, но с чего бы ей было рваться в Новый Орлеан?
Скептицизм по поводу Чэнс Харбора я понимаю. В конце концов, наш городок и впрямь не был одним из тех, куда рвутся туристы, где газеты каждое утро рвутся от количества новостей, а количество ведьм зашкаливает как уровень радиации в Чернобыле. Ничего особенно интересного, чтобы было, что бесконечно обсуждать, а развлечений и впрямь было немного. Но в конце концов, там мы были дома, а не в чужом, абсолютно незнакомом городе, где случиться могло все, что угодно, а обратиться  к силе Круга мы не могли.
Сочетание имен "Кэсси и Адам", в привязке к "милующимся" слегка режет слух. Я не устраивала истерик и не рыдала ночами, вспоминая  о том, что было, ну быть может, пару раз. Но и слышать о них лишний раз совершенно не хотела. Не злилась, вовсе нет. Я понимала, что это "предначертание", Судьба и что-то там еще, но участвовать в этом с энтузиазмом вовсе не должна была. Пусть живут, пусть любят, да хоть детей заводят. Не мое дело. Теперь уже не мое.
Слова Фэй никак не комментирую, наблюдая за ее действиями. Она и впрямь права, особенных дел никаких у нас в Чэнс Харборе не было, по-крайней мере, настолько неотложных, чтобы нельзя было покинуть его территорию. И все же, я бы с огромным удовольствием съездила куда-нибудь на каникулы, все с той же Чемберлейн, скучать с которой не приходилось никогда. Но мы были не где-нибудь во Флориде, наслаждаясь коктейлями и беззаботностью, не вспоминая всё то, что навалилось на нас в последнее время, а в Новом Орлеане. Обители ведьм, куда нас привел зов, определить точно который не могла и сама Фэй. Единственная услышавшая его, надо сказать. Быть может, это какой-то побочный эффект от использования магии, не связанный непосредственно с этим городом?
Разрешения моего на туфли, мне принадлежащие, ну естественно, в этой комнате никто не спрашивает. Да и зачем у хозяина вещи что - то узнавать, когда есть простая человеческая наглость? Но не шпильки меня сейчас волнуют и уж точно не то, что Фэй периодически таскает у меня вещи. То, что происходит вокруг  и для чего мы тут оказались, волнует меня куда больше. Хотя эти туфли одни из моих самых любимых, это да. Главное, чтобы ничего с ними не сделала, вроде сломанного каблука. С этой красавицы станется.
Фэй смотрит на меня вопреки обычному, совершенно серьезно. И если обычно во взгляде ее по - большей части скептицизм, то теперь его нет и в помине. Она действительно верит в то, о чем говорит. И кажется, совершенно не шутит, когда говорит про то, что мне не стоит вставать у нее на пути и лучшее, что я могу сделать в этой ситуации - это помочь.
Но я и без того здесь для этого. Не совсем довольна тем, что мы вообще тут оказались, но раз уж приехала вместе с Фэй, то сложно ожидать того, что буду ставить ей палки в колеса и пытаться помешать. Уговаривать вернуться, пока ничего не случилось - да, мое право, которым я в полной мере собираюсь воспользоваться. Но творить какие - то гадости, лишь из вредности...Это, откровенно говоря, никогда не было в моем духе. А даже если бы когда моя темная кровь и победила бы, далеко не эта из моих сестер стала бы первой жертвой моей злобы. Не хочется об этом даже думать, но скорее всего, так оно и было бы. А с Фэй я приехала только ради того, чтобы ее уберечь.
Чемберлэйн присаживается рядом со мной, чуть успокоившись. Она всегда была импульсивна и быстро заводилась, когда ей вдруг начинало казаться, что кто - то посягает на ее права и свободы, пытается в чем-то ограничить ее. Чего стоит только нежелание замыкать Круг, чтобы не зависеть от всех остальных, быть вольной птицей. И все же, она не глупая, и не злая. Быстро раздражается, совершает необдуманные поступки - да. Но способна понять, что происходит и успокоившись все - таки услышать другого человека.
Фэй говорит, что это все - наше место. Не эта комната и этот дом, наше временное пристанище, вовсе нет. А этот город, который в современности значит не меньше, чем Салем раньше. Известный своими ведьмами и уже великий, он всегда был на слуху у тех, в чьих руках была магия. Чего стоят только рассказы Калеба о нем. Да и этот пансионат с такими же как мы, наводит на мысль, что все вокруг здесь более приспособлено для ведьм, нежели наш родной Чэнс Харбор. Но я не знаю. Не будучи сторонницей резких перемен и необдуманных решений, я никогда не думала о том, чтобы бросить вот так все и уехать, куда глаза глядят. Хотя признаюсь, минутные желания были. Особенно после появления Кэсси в нашей жизни и всего того, что случилось позже, включая правду о моем отце. 
Я вздыхаю, когда слышу, что в голосе моей сестры нет ни нотки сомнений в том, что мы отправимся в бар. И я по многим статьям могла спорить всегда с Фэй, но в том, что касалось веселья, она всегда была непреклонна. И можно было конечно упереться ногами и руками в стены, и никуда не идти, но я знала точно, что Чемберлэйн это не остановит, и она отправится туда одна. Что было еще хуже, чем оказаться одной в просто чужом городе.
Я поднимаюсь с постели, направляясь к шкафу. У меня нет особенного настроения веселиться сейчас, но выпить я действительно, была бы не против. И если там у меня получится поднять свое настроение, то что же,  я признаю, что идея моей сестры была вполне удачной.
Разглядывая одежду, я скептически хмыкаю. Вроде бы все вполне подходит, если одеться нейтрально, не слишком вычурно, но и не как в лес на шашлыки поехала, но настроение слишком непонятное. Знакомиться здесь я ни с кем точно не собиралась, но и производить впечатление случайно забредшей девицы из незнакомого всем округа, точно не хотелось.
- Я не буду играть цыганку. Хмыкаю, отвечая на предложение Фэй открыть свой гадальный салон. И пусть я знала, что это не будет шарлатанством и магия в нас есть действительно, становиться одной из этих загадочных женщин с огромными сережками  и закатывающимся взглядом, я не хотела. Пусть другие  в шар хрустальный смотрят, я лучше попытаюсь вести нормальную человеческую жизнь.
- А по поводу нашего места..Не знаю, не знаю. Время покажет. Пожимаю плечами, доставая платье. Не слишком открытое, но и закрытым наглухо не назовешь. Как по мне, так самое то для того, чтобы выбраться в незнакомое место. Оглядываю ассортимент обуви, которую захватила с собой и подцепляю туфли, которые в сторону до того отбросила Фэй. Ей может под то платье они и не подходили, а мне вот под это - в самый раз. Хах. Без обид, сестра.
- Тебе тоже спасибо, дорогая. Улыбаюсь Фэй, добавив слегка нахальства в голосе. Если уж мы оказались в чужом городе и нас здесь никто не знает, то можно позволить себе чуть больше свободы, чем обычно. Пусть это и выражается в таких мелочах, как захват чужого имущества, чего раньше я никогда не делала. Баш на баш, как говорится.
- В какой бар пойдем? Поговорим с девочками или в первый попавшийся? Не уверена, что приютившие нас ведьмочки шляются по злачным местам, но что - то же могут знать. Тем более, если живут здесь давно, самое то - знать, где лучше потусоваться их "сестрам". Или, если не знают, то пойдем по пути поиска наибольших проблем и завернем с Чемеберлэйн в первое попавшееся питейное заведение. Гулять, так гулять, если мы не хотим думать о проблемах. По-крайней мере сегодня.

Я не пишу этого персонажа в пару, как не собираюсь вас туда затягивать окольными путями.  Адам же может быть с кем угодно, я не буду ничего навязывать. Естественно, будем играть, я очень люблю Адама. С графикой, с тем, что бы освоиться на форуме и со всем прочим - обязательно поможем.

+2

51

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ЛЕДЫШКУ И ЗАЖИГАЛКУ.

LEDENDS OF TOMORROW
«Легенды завтрашнего дня»
http://49.media.tumblr.com/4e7537e3f2276c5ef6f0d01d66ebdfec/tumblr_nijvugZ4gX1r8vzdno1_500.gif
Leonard Snart & Mick Rory 32 лет и 37 года | люди | Wentworth Miller & Dominic Purcell

Каждый из этих двоих хочет получить что-то в этой поездке по истории. Плохиши, которых собрал под одной крышей один ненормальный, сумасшедший человек. Они впутываются в различные ситуации, проверяют друг друг на выдержку. Но эти двое - остаются неразрывно связаны. Как лучшие друзья с неравными правами, как босс и его подчиненный, как два злоумышленника, которые задумали очередную мегапакость.
Как бы это банально не звучало, но Снарт является какой-то своеобразной совестью Сары. Он помогает ей, когда Сара, словно в паутине, запуталась в словах Рипа, в собственных мыслях. Такой неправильный с правильными речами.
А с Рори - Сара уважает его, он такая милая горилка, хаах шучу Пусть и не на той стороне, но он тоже чудесный. Перетащим на правильную, ну или вы Сару на свою, темную сторону ;)


Пост

Я не знаю, в каком месте начинается моя история и где она заканчивается. Где я, а где Таир Аль Сафер. Прячу лицо под маской, закрашиваю глаза черным - в цвет моей души. Давно уже не та Сара - потерянная девочка, пытающая отбить парня у старшей сестры из чувства обиды и желания ей насолить. Мне больше не завидно, что у нее есть все, а у меня лишь пародия на жизнь. И я бы многое отдала за то, что бы услышать от мамы, что бы я держалась Лорел или от отца, о том, как сильно я похожа на нее. Тогда подобные сравнения меня злили. И-д-е-а-л-ь-н-а-я Лорен Лэнс мне набила оскому, солью вылазила из ран. Единственной целью моей было - сделать ей как можно больнее, надавить на рану, что бы кровь пошла бурным фонтанам, что бы осознала насколько это больно, когда любимая сестра отбивает единственную любовь всей жизни. Я была глупой девочкой, эгоистичным подростком, думая, что время мне подвластно и что мисс Идеал прогнется под своими правилами, поймет мою боль. Прости меня. Я тебя очень люблю. Не смотря на мои ошибки и прошлое.
Теперь я - ассасин, и мое предназначение заключается в убийствах и драках. Таких как я - сторонятся и не ждут на чай. От таких как я - не убежишь. Подобно прошлому и времени, я настигаю тогда, когда меня не ждут. Незваным гостем захожу в квартиры, проникаю в комнаты. оставляю метки на сердце или на лбу. всегда смертельные. Их стеклянные глаза меня больше не пугают. Я даже смерти не боюсь. Мой чертов Титаник дважды шел ко дня. Моя чертова жизнь была бесчисленное количество над пропастью и парочку раз я даже падала в нее. Полет был долгим, огненным. Ледяным. нервные окончания отмирали и не восстанавливались вовсе. В голубых глазах погас огонь. Мне достались шрамы по всему телу. Проведи ладонью по крестообразному на плече - памятка о моем непослушании. Парочка неровных и глубоких на пояснице, на бедрах россыпь звезд, несколько зарубок на плечах - это все следи моих дорожек и ошибок. Я слишком далеко зашла, что бы сейчас сворачивать. Мне давно не больно. И не страшно.
В какой-то момент перестала существовать Сара. Я убила ее. Убийца сама себя. Хах, памятник мне не возведу. Правы были родители, я - пропащая, гнилая и не достойная быть ее сестрой.

Я расскажу тебе сказку, расскажу свою судьбу.
Я не родилась не правильной. Не правильными не были мои родители, идеальною была моя сестра. Локоны мягче солнечного света и цвета лета. Она умела смеяться так, что загорались звезды. С ней было приятно молчать, держась за руки и прятаться под одеялом при свете фонарика вслушиваться в родной голос, когда она читала книги. Лори, моя любимая Лори, была моим предметом для подражания и обожания. Идеальной куколкой, вырезанной из слоновой кости. Редкой картиной, написанной Моне. Я все ломала голову, за какие грехи проступки в сестры досталось мне сие сокровище? Рядом с ее изяществом я ощущала себя тряпичной куклой, собранной из подручных материалов. Внутри меня были опилки и солома, в Лорел же - миллиарды звезд и созвездий. Она бежала по линиям на ладони, была похожа на весну, которая вступала во свои владения после. От каждого шага таял снег и расцветал подснежник. Пятилетний ребенок души не чаял в ней.
Были взлеты и падения. Вторых - намного больше. Стольким количеством шишек и разбитых колен не сможет похвастаться ни один ребенок, ни один подросток. А я могла. Не спокойная, ищущая приключения на свою пятую-очаровательную-точку. Во мне всегда играло детство. А может я так старалась привлечь внимание родителей, показать нашу разницу с Лорел. Я по определению не могла стать точной ее копией, даже обладая одинаковым набором генов и наряжаясь в ее наряды. Не хотела. Разве что волосы не окрашивала в черный, дабы как-то убить эту маниакальную любовь к старшей сестры. Ей возвели Олимп, назначили главной жрицей и богиней. Подносили цветы и дани. Я завидовала ей, но не прекращала любить. Всегда тянулась к Лори. Она - оставалась моей старшей сестрой, единственной подругой, хранительницей моих тайн. Моим всем, пока однажды не совершила то, от чего мой мир пошел трещинами.
Иногда я задумываюсь, а если б Лорел не стала встречаться с Оливером, то оказалась ли я на "Гамбите" и была я там только из-за великой любви к парню или от желания осознавать, что любовь всей жизни старшей сестры предается греху со мной? От судьбы не убежишь. Так или иначе, я бы зашла на палубу, стала бы частью крушения, превратилась бы в русалку [дважды].
Наверное, я вернулась только за тем, что попрощаться с родным городом, с семьей, узнать, что у них все хорошо и гладко. Я не стремилась обращать на себя внимания. некий магнит влек в Старлинг Сити. Стрелки часов неизменно указывали на беду, а давно мертвое сердце щемило и болело, стоило мне подумать о Родителях, Лорел или об Оливере. Чуть позже, открыв себя стреле, стала помогать этому герою, себя таковой не считала. Просто отрабатывала, пыталась обелить мою почерневшую душу. Но ромашки не растут тем, где земля усыпана солью. Не так ли?

Сейчас жизнь моей сестры крошится, по крупицам стекает в океан. Смотреть, как родная душа сама себя ломает, превращая в тень - я не могла. Обладая навыками, полученными в Лиге Убийц, я могла быть незаметной, даже находясь у нее за спиной. И каждый раз, когда Лори тайком тянулась к бутылке я янтарной жидкостью. После ее напитки стали менее благородными, моя любимая девочка перешла на водку. Дешево и сердито. Она скатывалась в пропасть и без меня ей не выбраться.
Я застала ее лежащей в беспамятстве на ковре. Кошачьей походкой забрала все спиртное; содержимое бутылок вылила в раковину. Алкогольные пары заполнили пустую квартиру. На холодильнике несколько фотографий, среди них - я в обнимку с Лори. Кажется, это было на какой-то из вечеринок, когда все стало не так сложно. Благо, молоко оказалось не просроченным и даже не прокисшим. Я ставлю стакан с белой жидкостью на журнальный столик, легонько хлопаю сестру по щекам. И сдерживаю себя, что бы не сбежать из ее квартиры, оставив после себя лишь сквозняк да воспоминания. Я нужна ей. Она нужна мне.
- Лориии... - Сердце прыгает то быстро-быстро, то стучит медленно. В зашторенные окна пытается прорваться луч проезжающей машины. Здесь стоит полумрак, я включила лишь настольную лампу и сняла свою маску. Будто бы обнаженной душой стою перед нетвердым разумом сестры. Как еще моя сильная и независимая еще не завела ораву кошек? Я даже улыбаюсь. Почему-то, как только Лорел открывает глаза, мне становится тепло и спокойно. Все станет на свои места. Обязательно. - Дорогая, это я.

Обожаю их дует. Пожалуйста, не делайте из них парочку( вместе или по отдельности), у них исключительно деловые отношения. Мне нравится их взаимодействие, их мужская дружба. Будьте активными, придите ко мне. Мы придумаем кучу интересностей, спасем будущее, перепишем прошлое. Нам будет весело. Украдем космический корабль, аххаха Я вас одену Заиграю ^^ Я пишу посты от 5 тыщ символов, если не буду сильно лениться, то каждую неделю))
Мне важно знать и видеть, что вы взяли роль не для галочки, а хотите развивать персонажа.

! Персонаж выкуплен
*прием будет осуществляться только с одобрения заказчика

+2

52

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СКОРЕЕ ДРУГА, НАВЕРНОЕ.


MARVEL'S JESSICA JONES

«Джессика Джонс (Марвел)»
http://68.media.tumblr.com/16bc6dec5a3783ac8ef42d96d28c3175/tumblr_ny6n3zq5rq1tqpw9zo8_250.gif http://68.media.tumblr.com/a181869df8cb537ea21dce8a0f9ff5df/tumblr_ny6n3zq5rq1tqpw9zo2_250.gif
Malcolm Ducasse 23+ |человек | Eka Darville

Кто мне этот парень, что из себя представляет, расписывать я не буду. Если надумаете взять его, то сериал "Джессика Джонс" вы явно видели. Тогда и отношения наши, и историю, и через что прошел Малькольм, вы прекрасно знаете. Отношения хочу оставить каноничными, историю тоже.


Пост

Если бы кто - нибудь поинтересовался, как я отношусь к этой жизни, то мне не пришлось бы выбирать из многих эпитетов для того, чтобы подобрать ей определение. Гребанная. Несправедливая. Жестокая. Мразь.
И я, во всем этом великолепии, подходящая ей просто идеально. Точно такая же и ничуть не лучше, со своей никчемной жизнью, которую создала я сама.
Мне наверное, стоило стать какой-нибудь другой. Возможно даже лучше, если это все еще было возможно. Так прикольно наверное было бы ощущать себя не изгоем, от которого не отбегают еще почему-то все подряд, а человеком. С большой даже буквы этим словом, если возможно. По-крайней мере, я помню дни, когда мне было весело и Джун считала, что я никогда не успокоюсь, в этой бесконечной череде вечеринок, наркотиков, и не прекращающегося веселья.
Но когда лампочки перегорают, свет в комнате гаснет. Мне не хотелось больше быть той, кем я была когда-то. А точнее говоря, просто не могла. Только не в той жизни, когда выгорело во мне всё буквально дотла. Лишь оболочка самой себя прошлой. Неужели вечеринки мне казались некогда чем-то забавным?
Ставлю пустой бокал на стол, даже не поморщившись. Все говорят, что я алкоголичка и мне пора завязать. Завести семью, как это сделала бы любая нормальная девушка моих лет, уже остепениться. И особенно - перестать лезть во всё то, что не касается меня напрямую. 
Но агентство - единственное, что дает заработать мне на очередную порцию виски в баре, а это автоматически означает то, что  я буду нарушать чужое личное пространство и делать фотографии, которые никогда не понравятся их половинкам. А моя бесконечная "депрессия", как называет это Триш... Да нет у меня никакой депрессии и я абсолютно свободна в своих эмоциях. Мне просто не слишком весело. Ну, а многие ли в  этом мире были счастливы?
Тем более, быть радостной и трезвой, это означало быть мной в здравом уме и трезвой памяти, осознавать прекрасно, кем я явлюсь, и все же искать беспричинные поводы улыбаться. Словно мне и впрямь было так уж весело. Словно "заебало" - не единственное слово, что крутилось в моей голове весь последний год.
Жизнь изменилась в тот момент, когда в ней появился Киллгрейв. Я не звала его в нее и не просила ни о какой помощи с тем, какой меня нужно сделать. Всё он  сам, по собственной инициативе, которую почему-то, с таким упорством путал с любовью. Сломал. Уничтожил. Изорвал мою душу и сделал вид, что так и  надо. Почему этот человек считал, что "любовь" и "желание обладать" хоть сколь-нибудь созвучны? Он уничтожил меня и всё то, что у меня было. И наверное, после моего предательства тому был так рад. 
Я вовсе не любимец в этом баре, несмотря на то, что завсегдатай. Не оставляю кучу чаевых хмурому бармену, который судя по выражению лица, с удовольствием бы вышвырнул меня отсюда прямо с порога и всегда улыбаюсь, когда вижу презрение, и злость, направленные в мою сторону. Что еще остается, когда это отклонение давно стало нормой моей жизни?
Но мне нет никакой разницы, что все они думают обо мне. Их мнение никогда не было для меня особо ценным,  а думать о том, чье лицо не вспомню и через две минуты, не было никакого смысла. Пусть презирают. Пусть ненавидят. Пусть косятся как на сумасшедшую, когда чуть не снося на своем пути столики, я пробираюсь к своему с новой бутылкой виски. Не часто позволяю себе шиковать в баре, заказывая все больше, но сегодня мне можно сказать, что повезло. Можно не пить в гордом одиночестве перед монитором ноутбука, утопая в собственных черных мыслях. Они все равно, еще ни разу меня не утешили. И даже можно не грузить мою Триш собственными мрачными мыслями в тот момент, когда она всего лишь хочет выслушать меня, и мне помочь.
Я - далеко. От социума и от самой себя. Мне проще быть рядом только с алкоголем. По-крайней мере, он всегда рядом и за него не нужно беспокоиться,как за тех, кого ты любишь. А последнее меня всегда убивало. Не физически конечно, это трудно было сделать. Но как - то изнутри, что было гораздо хуже. У меня и без того места целого там не оставалось. Особенно после убийства.
Oderint, dum metuant. Мне совсем не подходила. Пусть ненавидят, но я всегда их буду защищать. Каждого из этих чертовых ублюдков, если кто - то надумает управлять их разумом, лишая воли. Многие из них не заслуживали спасения, я это знаю прекрасно. Но никто не стоил и того, чтобы его лишали собственного выбора.
А пока они танцуют и пьют, я вовсе стараюсь с ними не сближаться. Я ненужна им, а они совершенно не интересны мне. Так был ли смысл выводить все на лишние конфликты, которые обязательно последуют, если мы начнем общаться? А так оно и будет, я знаю. Моя практика демонстрировала лишь это.  Лучше посижу где-нибудь в сторонке, не обращая ни на кого внимания и делая вид, что их для меня просто нет. Так реально, лучше будет всем.
Мне никогда не нравилась эта фишка "бармен, принесите мне бокал виски". Не знаю, как эти люди умудряются ограничиваться малым, но я всегда беру сразу бутылку и порой не сомневаюсь даже, что будет мало. Да, я буду возможно совсем невменяемая, когда меня будут выпроваживать из этого места в сотый раз, совсем не в лестной форме, но потребность была какой-то катастрофической. Мне нужно было заполнить образовавшуюся пустоту и я  это делала так, как умела. Не вмешивая в это тех, кто был мне дорог.
Налив себе очередной бокал, мутным взглядом обвожу изрядно опустевший ближе к ночи бар. И я  знаю, что завтра большинству из здесь сидящих, на их скучные работы в офисах, где они будут перебирать бумажки, и играть из себя образцовых служащих, но сегодня, по-крайней мере пока, они были тут. Раскрепощенные, пьяные и уверенные в собственной безопасности. Иначе не веселились бы так откровенно и не играли из себя шумливых супергероев. Все  они и каждый из них был в опасности. Но к сожалению, осознавала в этом зале это только я.
Невероятно скучая, но не желая найти себе компанию, наблюдаю за всем тем, что происходит. Осматриваю каждый столик, за которым хоть кто - нибудь сидит. И когда молодая светловолосая девушка выходит в центр бара, сливаясь с музыкой, лишь ухмыляюсь, залпом выпивая свой бокал. Когда - то и мне достаточно было услышать одной мелодии, чтобы наплевать на все, что меня окружало. Будучи Хлое МакГрафф, абсолютно беззастенчиво я выплясывала на столах, не позаботившись даже о том, чтобы на мне было нижнее белье. Кричала громче всех, превознося текилу. И с такой легкостью издевалась над моей тогда еще соседкой Джун, не давая ни малейшей возможности оправдать ее ханжество.
Но той жизни больше нет, как и меня. Даже успела умереть официально для всех, кого это интересовало особенно сильно. Пусть навещают надгробие в Северной Каролине, куда меня по странности отправили друзья отца.
Хотя конечно же, я знаю прекрасно то, что никогда и никого там не появится, и  все зарастет бурьяном. Я сама сделала все, чтобы возле меня не было никого. Когда-то в угоду собственному эгоизму. А теперь понимаю, что и во имя их же блага. 
И я не знаю, чем заняться мне сейчас, пока я пью, обмывая удачное завершение работы, но чтобы ко мне кто - то присоединялся, не хочу я точно. Слишком утомительно в последнее время становится мне людское общество. Мне просто хочется, по-большей части, чтобы меня оставили в покое. Ну, иногда еще подкидывали работенку, ибо виски не бесплатный, я согласна.
Чуть напрягаюсь, когда к танцующей девушке подходит знакомый мне верзила. Знаю его, зовут "Большой Патрик". И меня не интересовало никогда, почему прозвище было именно таким, в свете того, что звали его все же Джоном, но что он из себя представлял, примерно  я представляла. Слетевший давно с катушек придурок, крышующий хозяина этого бара, а потому и чувствующий себя как дома. Как и его компания, что вольготно развалилась совсем недалеко, за тремя сдвинутыми столами, которые они занимают. Но это - обычное дело. Тут они каждый вечер.  А вот эту девочку вижу в первый раз и вовсе не уверена в том, что ей так уж приятно общество Большого Патрика, который никогда особенно не церемонился с представительницами женского пола, в желании с ними "пообщаться". Кроме меня. В последний раз, когда он попытался схватить меня за плечо и потащить за их стол, я сломала ему обе руки, чтобы учился обращаться с женщинами. Но гипс судя по всему сняли и он вновь стал также самоуверен, как и был. Всегда замечала в нем это пренебрежительное отношение ко всем, кто слабее и не имеет яиц между ног. Не понимаю, сколько раз ему нужно сломать свои конечности, чтобы научиться уважению?
И я, слегка пошатываясь, успеваю лишь приподняться, допивая свой бокал с виски, который наполнить успела совсем недавно. Знаю, что беззащитных девушек пора выручать из беды, но мне нужна заправка перед тем шоу, что обязательно сейчас развернется на этом импровизированном танцполе посреди бара.
  Хотя впрочем, приподняв в удивлении бровь, наблюдаю за тем, как Джон падает прямо посреди танцпола, сраженный руками блондинки. Неожиданное развитие событий, но  я, частый обитатель тут, примерно представляю, какая картина должна тут развернуться дальше. И пусть Большого Патрика, наученная где-то приемчикам самообороны, девушка сразила, она вряд ли учитывала его "последователей", что занимали сразу половину небольшого помещения бара. Человек 18 здоровых мужиков, готовых судя по взгляду, растерзать ее на части. Сдается мне, что даже ее умение вырубать мужчину больше себя, не поможет ей, если нападут со всех сторон. А потому, пока каждый бросается к девушке, жаждущий ее схватить первым, чтобы потом выслужиться перед боссом, я хватаю первый попавшийся мне под руку стол, роняя с него все, что на нем было, и слыша проклятья тех, кто за ним сидел, и швыряю его прямо в толпу этих быков. С удовольствием бы провела разъяснительные беседы с каждым из них лично, прочитав лекцию о "не навреди, ибо получишь", но кажется, мне никто не предоставлял на это много времени. И пока часть из них валится, снесенная деревянной преградой, я бросаюсь в самую гущу, поближе к девушке, которая надо признать, отбивалась вполне умело. Но все же, одна против толпы умеющих драться здоровяков - не лучший расклад для любого из нас. А потому, перехватываю сразу двоих, которые бросаются на нее со спины, пока она отбивается, не оглядываясь назад и ударяю их лбами друг о друга, разбивая их в хлам, и позволяя падать на пол, как пеплу в Сайлент Хилл. Пусть отдыхают, пока девушки решают свои проблемы. Эти на сегодня точно не противники.
- А с Большим Патриком было круто. Особенно это растерянное выражение лица в последние две секунды перед тем, как он вырубился. Хмыкаю, за грудки хватая очередного бугая и швыряя его через весь бар, в дверь "на выход", чтобы отдохнул немного на прохладном ветерочке. И тут же разворачиваюсь, чтобы прицельным джебом отправить второго дебила на более короткую прогулку - прямо в стену.
А напряжение растет, судя по лицам тех, кто всё еще не вырубился после того, как ему стол прилетел прямо в голову. И сдается мне, не слишком добры сейчас по отношению к нам с этой девушкой, что и сама себя демонстрирует как высший класс, будут все эти здоровяки, весь азартный интерес которых сменился на первобытную ярость. Но я лишь улыбаюсь, смотря в окровавленное лицо Хитрого Пастыря. Он знает, чего ждать от  меня, а я знаю, чего ждать от всех них. Так что, эта битва не закончится до того момента, пока либо не завалят нас с этой блондиночкой, либо мы не уложим их. И смотря на то, как очередным прицельным ударом она отправляет в нокаут того, кто рыпнулся к ней первым, несмотря на смятение собратьев, я не верю в то, что наши возможности так уж невысоки. Одна я бы с ними не справилась, так думаю. Слишком много. Одна она - тоже, несмотря на все свои таланты. Но мы стоим рядом и смотрим в разные стороны, не позволяя никому подобраться к нам со спины, что слишком опасно. И надо признаться, когда Джон начал к ней лезть, я уверена была, что ее честь мне придется защищать одной, пока она будет находиться в тихом шоке. Но обрести в ней союзника на равных было довольно - таки приятно. Так что пожалуй, мы не сможем выбраться отсюда сегодня абсолютно невредимыми, но шанс не остаться у этих уродов, у нас все же есть. Я улыбаюсь, не сводя взгляда с хиленького Портье, не знаю уж, за что ему такое название дали. Кажется, сейчас и впрямь придется несколько поднапрячься, отбиваясь от этих уродов. Но это хотя бы, будет не скучно. Да и девушке незнакомой помогла. Уже небольшая возможность ощущать себя не совсем бесполезной для этого мира.

1. Малькольм конечно из фэндома "Джессика Джонс" скорее, чем Марвел, но так как я полностью принадлежу этому фэндому, то думаю, что и ты тоже.
2. Внешность и характер видеть хочу канонические. Ну, круто сыграл и вообще милаш, согласитесь же?
3. Прием упрощенный, любовью, игрой и теплотой окружим, только приходи)
4. Не удивляйтесь  фэндомам в моем ЛЗ, Джессика Джонс будет каноничной. Я про это объединение объясню вам лично, вся история полностью расписана в моей анкете.

0

53

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ КРОВАВУЮ ПОДРУЖКУ.

TVD
«Дневники вампира»
https://68.media.tumblr.com/c725ce8c30cc8f68cdcd480b96124ae6/tumblr_ny14gyUtLC1tdbl0zo3_500.png
Vicki Donovan 16 лет | вампирша | Kayla Noelle Ewell

Викки была дрянным человеком, а после обращения все негативные качества полезли наружу как грибы. Только "хочу", никаких запретов и правил.Юная версия Петровой, разве что более взбалмошней, спесивей и няньки Сальвтаоре не смогли оседлать кобылку. Им пришлось убить Викки.
Но на этом история вампирши не заканчивается.Только начинается. Когда двери были открыты, она смогла просочиться в этот мир все в той же ипостаси - все та же Викки Донован. Спустя время она встречает Кэр, которая отключила чувства, и очень весело проводит с ней время. Они почти подружки. Но даже с выключенным сердцем, у Кэр шевелится совесть, и она не разрешает совершать подруге некоторые вещи. А когда блондинке "включают" эмоции, она старается привить любовь к чужой жизни Викки. Получится у нее или нет - нам решать.


Пост

Тикают не минуты, тикают у виска. Секунды делятся на доли, каждая из которых длится вечность. Он, бесконечный и древний, мальчишка, импульсивность которого боится сам Клаус, двигается нарочито быстро. С его губ сочится кровь, открытая рана, в которую можно просунуть руку и дотронуться до внутренней вселенной Кола, затягивается так же быстро, как он вынимает импровизированное оружие из своей груди. Кэролайн, приросшая к грязной земли ногами, взглядом пожирает эту мрачную картину. Дорогая футболка потеряла свой внешний вид и едва в тряпки годится. На белом расцветает алая роза. Аромат железа и сладости витает на этом богом забытом клочке земли. И угрозы, нависающей грозовой тучей над головой блондинки. Он наводит страх. Ужас, тошнотворный кошмар, от которого в ночи просыпаешься с дикими криками. Тогда спасают лишь заговоренные слова, да мягкий свет ночника. А здесь лишь она, девчонка, решившая поиграть с огнем. И проиграет. Другое я, которое трусливое и желает выжить, кричит всеми буквами и всеми строфами - УБИРАЙСЯ ОТ СЮДА НЕМЕДЛЕННО. Но не делает ни шагу. Гордо вскидывает голову с искусанными губами, вытирает ладони об помятое платье. Если умирать, так с музыкой, не так ли.
Скоро погаснут звезды, боль уляжется. Наступит утро, сотканное из успокоения и волн шума и звуков. Наступит долгожданная свобода, вот только для одного из них. Кэр из сладкой приманки превращается в жертву, добычу, в игрушку. Что-хочу, то творю - режу на кусочки нежные пальчики, рисую на коже лезвием узоры, запрещаю регенерировать, не так ли, Кол Майклосон? Самый младший, материнской ласки не знавший. Вся нежность и забота доставалась другим. Он вырос в сорванца, паршивца, в маньяка, в хищника.
И подобно ракете, ее запускают в воздух. Вот только крыльями Форбс не наделена, летать не умеет. Она стирает коленки об колкий асфальт, ладони нещадно болят, а во рту скрипит песок да пыль. Она смеется, в глазах отстаивается, подобно дорогому и редкому вину, не покорность. Нет, никогда и ни за что. Может, тело и может кровоточить, можно его сломать, но не душу. Лазурную гладь, скрываемую за теплыми глазами Кол Майклсон не получит. Она водит головой по сторонам - любопытных в такой час нет и больше никого спасать не придется. Играть в принцессу, укрощающую дракона, надоело. Руки обожжены, до забвения осталось не так и много. Это читается по его глазам, это немо произносят его губы. - Но ты будешь первый, - обещает ему блондинка, отворачивая лицо от древнего. На лицо тут же ложится гримаса отвращения, Кэр пытается отползти от него. Но она слишком медлительна, слишком истощена. Тот слишком близко приблизился, нависает над ней, показывает свое превосходство. Типичный самец. И позволяет его горячему дыханию касаться открытой кожи, микропоры впитывают аромат. Кэролайн Форбс уже противно. Хочется заплакать, вырвать его волосы, сердце, сбежать, позвать мамочку или на помощь. Но кто способен спасти от этого монстра? Разве что другой монстр. И только она думает о матери, как Кол напоминает о шерифе. - Нет, пожалуйста... - Колу Майклсон знает на что надавить, что бы больнее, что бы щемило сердце одними словами. Только не мать, только не она. Вампир убьет женщину, двумя пальцами лишит жизни. Но матери здесь нет, она идея о ней крутится в больном мозгу древнего, но его пальцы смыкаются на ее горле, лишая доступа воздуха. Кэр уже мертва, если кислород не нужен. Грудная клетка поднимается и опадает чисто из-за импульса, по привычке. Последние 17 лет жизни она страдала, жила и дышала. И будучи мертвой, имитировала дыхание, биение сердца, что бы окружающие не заподозрили в ней ходячего живого трупа. Но сейчас, под мощными пальцами, дробятся косточки. Синеватое кольцо (она чувствует, как на шее разливаются буро-синие отметины) сжимается, перед глазами все темнеет. Ей остается слушать замедленное биение собственного сердца, кивать головой в такт. Блондинка не пытается высвободится. Сейчас это бесполезно. Боже, если это смерть, то забери меня с собой - последняя мысль проносится в голове, когда онемевшими пальцами нащупала угловатый камень и успела его зажать в ладони.
Пробуждение было столь болезненным, как и сон. Она блуждала во тьме и чей-то смех, его смех, преследовал девушка. Боль громадной каракатицей пронзает все нутро. Кэролайн утекает тонким ручейком куда-то в никуда, криком заявляя о том, что вечный сон спящей красавицы был прерван. Если это смерть, то мне не нравится. Она скорее инстинктивно бьет по лицу камнем, зажатым в кулаке. Острый его конец приходится в висок, кусок застревает там. Кол похож на однорогого черта. И можно было б его назвать красивым, если б девушка так отчаянно не боролась за свою жизнь. Брызгает кровь, девушка уже не разбирает чья - ее, его. Оголенные нервы в грудной клетке, она истекает кровью, ладонью прикрывает нутро. Глаза вылавливают из темноты знакомы комод, стул, картину. Это ее дом, ее дача. Пытается в самых темных углах разглядеть силуэт сидящей матери. Девушка боится самого не поправимого. - Что ты сделал с моей матерью? - Требует, хрипит. Бархатная обивка успела пропитаться, покрылась бардовым пятнами. Диван испорчен и придется выбросить. Ей плевать на это. Ком не пролитых слез давит, жжет. Но не позволяет и слезинки скатиться. Рана обнажена, нужен добрый папа Карло, который залатает Буратино. Ей нужно выпить, кровь необходима ей. Блондинка резко обхватывает нависающего вампира, являя миру своего демона, погружает клыки в его шею и жадно глотает древнюю кровь.

Актрисы очень дружны, вот я решила подружить их персонажей. Поможете мне в этом? от игрока я много не требую - не забивать на роль, проявлять заинтересованность в развитии персонажа, играть не только со мной.

Отредактировано Caroline Forbes (2016-04-07 16:42:00)

+2

54

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ОТЦА МОЕЙ ДОЧЕРИ.

MARVEL
«Марвел»
http://68.media.tumblr.com/a37271ff6dfd46d2b81314beadb7199b/tumblr_mt0eerIPM41r6r1abo1_500.png
James Madrox 43-47 | мутант | Taylor Kinney

История жизни находится здесь: http://www.strangearts.ru/heroes/multiple-man-mnozhitel
На счет возраста - можно сделать слегка за сорок, но учтите, у нас двадцатилетняя дочь. Собственно, это факт номер один. Второй - я являюсь твоей бывшей женой_девушкой (этот момент обсудим детальнее, при желании "поженимся"). Каких-то 25 лет назад мы познакомились. Ты был галантен, мил и очаровательный. Наверное, я влюбилась сразу, как только увидела твои глаза. Меня даже умиляла твоя способность к себякопированию. Но чем дальше шли наши отношения, тем сложнее было находиться рядом с тобой. Ты становился злым, агрессивным, тираном. Когда я узнала о беременности, то сбежала. Через 10 месяцев ты нашел нас, отобрал дочь. Долгие 4е месяца я находилась в поисках и, когда отобрала своего ребенка у тебя, спрятала девочку. Ты до сих пор не мог ее найти. Ты даже пошел на крайние меры - всячески издевался надо мной, пока не понял, что тайну эту я не выдам.
Факт номер три - люди не меняются. Спустя 18 лет с момента нашей последней встречи, мы с Эбби выдали себя. Ее фотография была по всюду в СМИ, в заголовках газетных статей, в интернете. И вот, одним погожим вечерком ты встречаешь эту рыжеволосую девочку. Конечно, любопытство берет вверх. А она, не ведая, что за ней идет слежка, приводит тебя ко мне. Воссоединение семьи не происходит гладко.


Пост

Тот день, когда я нашла ее, стал одним из счастливых и роковых дней одновременно. Моя малышка, которая ради спасения была отдана в хорошую семью [заткнись, совесть, моя дочь - не вшивы щенок, я спасала ее жизнь, я спасала наши судьбы, я вовсе не похожа на свою мать. заткнись, совесть. заткнись-заткнись.] Запрещая себе думать о дочери, боялась, что кто-то может прочитать мои мысли и тем самым навлеку беду на родную девочку. Запрещала приближаться к ребенку, даже глазочком глянуть. Но ноги сами вели к калитке ее дома, глаза сами выискивали рыжеватую копну волос, уши лови звуки ее щекотания. Я всегда была рядом, хотя фактически в самой жизни дочери я не присутствовала. Я нарекла ее Эбби и попросила приемных родителей оставить это имя, в память обо мне, в напоминание о моей подлости. Она никогда не стала радостью для отца. Приемный сделал все, что бы моя малышка превратилась в серийную убийцу. Эти нежные ручки помогали, медовыми речами заманивали. А родной же оказался вселенским злом. Да и тот, кто сейчас взял под крыло девочку все больше походил на дьявола в человеческой шкуре. Стоило лишь заглянуть в его глаза, что бы увидеть все грехи. Мое сердце сжималось в тиски от того, что моей девочке довелось пережить, а меня не было рядом. Я не сжимала не ладонь, не гладила по волосам, не вытирала слезы, не говорила, что она сошла с ума. Моя сильная и смелая дюймовочка через все круги ада прошла сама, надеясь не на тех людей, опираясь не на те выводы. Она запуталась, а виной всему - я. Ее непутевая мать.
Январь молчалив и морозит мне кожу. Он бледный, холодный и несет в себе болезнь. Безмерно мирный. Тишина и снег окутывают саваном. Мотор размеренным рокотом прирученного грома рычит, когда я вдавливаю педаль газа до упора. Машину заносит и я рискую оказаться под завалами снега и меня не откопают до самой зимы. Стану медведем в белой шкуре и буду пугать Ганнибала своим воем и появлениями глупо думает мне, когда на очередном повороте колеса едва-едва задевают край не очищенной дороги. Однотипный пейзаж, от белизны рябит в глаза. Одеваю очки. На часа четыре двадцать четыре вечера. Его не будет ближайшие сутки. Слишком увлеченный Уиллом, доктор-маньяк проведет в городе. Но я не имею права терять ни секундочки. Моя дочь, обладая моими генами, может заупрямиться и не поверить меня. Слишком много случилось в ее жизнь и появление родной матери может не только убить веру в людей, но и надежду и она навсегда похоронит себя в берлоге Ганнибала, превратившись в его игрушку. А когда мясник наиграется, то он сделает из нее красивую куколку или выбросит на расправу голодным волкам да лютым ветрам. По щеке скатывается одинокая слеза. Стрелка спидометра показывает 60. Я везучая, раз еще дышу. Или заключила договор с демоном, выбив сутки времени, что бы вытащить мою дочь из лап того, от которого живым не уходят, а только уносят и то, по кускам и никогда не найдут частей тела, как и привязки к самому мужчине. Я даже боюсь его. Люди жестоки, особенно те, которые хладнокровны и расчетливы. Тактики, чьи ходы расписаны на все партии и не важно как сильна будет ваше стратегия и сколькими пешками пожертвуете, что бы спасти королеву, в итоге вы окажетесь в дураках и с ножом в сердце. На сцену с рассеянным светом еще не вышла одинокая фигурка. Среди сугробов и зеленых елочек показывается коричневая покатая крыша. Нет ничего удивительного в том, что было выбрано такое уединенное место на утесе. Продуваемый всеми ветрами, из окон вид прямо в черную бездну. Только открой ставни и сделай шаг. Она тебя примет, как родную дочь в свои объятия, улыбнется и скажет, что любит. идеальное место для человека, чье хобби является... По коже бегут толпы мурашек. Толи от одной мысли об увлечениях психолога, то ли от того, что моя дочь сейчас там находится в одиночестве, то ли потому что сейчас состоится наша вторая встреча. Первая была в роддоме. Мы вместе провели целую неделю. Я училась быть матерью, пеленала ее и кормила. К сожалению, мужчина, которого я любила, оказался не достоин моей любви, как и присутствовать в нашей жизни. Но он каким-то образом узнал где я нахожусь, о нашем ребенке. Последовала война, сражение которой я проигрывала. Ребенок был выкраден и увезен в неизвестном направлении. Целый месяц, длиной в вечность, который я провела в поисках. Почти сошедшая с ума, в крови моей был неразбавленный кофеин, глаза наполнены яростью и непоколебимой верой в то, что поиски дочери пройдут удачно. Спасла, нашла и спрятала. Ни какие пытки, никакие угрозы и пули не смогли развязать мой язык. Меня резали, вводили в вены яд, кожа покрывалась волдырями, помещали в террариум, по мне ползали тараканы и пауки. Некоторые из них были опасны. Все истории должны заканчиваться хэппи-эндом, даже если это не Дисней, не так ли? Благодаря глупости одного из моих надзирателей, мне удалось сбежать, воткнув скальпель в глаз. Я переоделась в его одежду, босая выбежала из своей камеры. Мраморные плиты холодили босые ступни. Едва волочила ноги. Воля к жизни и любовь к дочери - благодаря этому я выжила и жива до сих пор.
Глушу авто и какое-то время сижу в салоне, собираясь с мыслями. Я выкрала ключи и смогла сделать дубликаты. Как и паспорт для моей девочки. Оставалось дело за малым - убедить сбежать от опасного человека, да так, что бы не оставить следов и намеков на меня. Я выдержу еще одну пытку, но не смогу смотреть, как мою дочь мучают. Думаю, Ганнибал захочет заполучить обе игрушки, ведь я собираюсь его перехитрить на его же поле.
- Хорошо. Ты сделаешь это. - Как будто разговоры с самой собой смогут к чему-то привести. Но голос отрезвляет. Тишина, которая удобно устроилась на всех сиденьях завибрировала и растворилась. Всего пять метров отделяют нас. Я буду ее гостьей. Ее внезапной и долгожданной гостьей. Напоит она чаем или приставит к горлу нож, ведь воспитана была двумя маньяками. Один с младенчества был влюблен в веснушки девочки и рыжее солнце в ее волосах, а второго волновала лишь ее натура. Своей своего видит из далека? Меня одолевало плохое предчувствие. Как и мысли о том, что дочь может пойти в отца. Стать концентрированным злом. Но если я не гляну ей в глаза, если не расскажу свою историю, то как узнаю правду?
быстро преодолеваю расстояние. Открываю дверь и вхожу во внутрь. Там тихо, будто сами приведения затаились за шторками и в тени. Поднимаю руки вверх, после того, как закрываю за собой дверь. Я впустила холодный ветер и пару снежинок, которые кружась оседают на ковер, а ветер поднял занавески, проверяя не спрятался ли кто за ними.
- Эбби? Я твой друг. Выйди пожалуйста. Ты не в безопасности! Я знаю, что ты здесь. Ганнибал спрятал тебя от всех, считая, что это будет веселой шуткой, когда вытащит тебя из шляпы, подобно фокуснику. Он - злой человек. Ты это чувствуешь. Эбигейл! - Говорю громко, а сама прислушиваюсь к мельчайшему шороху. - Пожалуйста, нам нужно поговорить. Меня зовут Аня и я пришла тебе помочь.

Не нужно крутить пальцем у виска, читая эту заявку.Волнует та история, в которой Множитель выступает в роли очень плохого мальчика. Смена внешности возможна, но лучше оговорить со мной этот момент, как и те, которые завязаны непосредственно на мне. Прочитайте пост, который я выложила в примере, там есть кусочек о Джейми. Меня можно поймать в гостевой, потом дам асю в случае надобности. Не пропадать, быть нашим страшным отцом и бывшим мужем) Жду))

Отредактировано Anya Lehnsherr (2016-04-20 20:12:22)

+2

55

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СВОЕГО БРАТА.

THE ORIGINALS
«Первородные»
https://49.media.tumblr.com/534b747ae564e98d07af82a96f64bf21/tumblr_o48c27RMhx1tju49no4_250.gif https://68.media.tumblr.com/4e34684d53a581208843ffcb2f66fa1b/tumblr_o48c27RMhx1tju49no3_250.gif
Finn Mikaelson7500+ | vampire | Casper Zafer

Кто такой Финн я расписывать не буду. Если заявка Вас заинтересовала, то очевидно, вы знаете и самого персонажа, и его историю, и характер, и всё прочее. Он - мой брат, далеко не самый близкий из тех, что есть. И надо признаться, его отношение к семье в "Дневниках вампира" вызывало должное отвращение. Но сериал "Первородные" несколько реабилитировал его образ, в отличии от  того, что сделал с остальными персонажами. И теперь я была бы вполне рада видеть нашего старшего брата. Никаких отношений близких/чужих я не навязываю. На какой мы стадии - решим вместе. К тому же, это будет зависеть от отношения Финна к тому, что я с Колом, к примеру. И тут уж  как вы пожелаете сами. В Первородных он конечно же опять скончался, но у нас точно будет жив. Обойдемся без этого печального события, пусть и сплотившего на пару мгновений нашу семью.


Пост

Откровенно говоря, не думала никогда, что этот момент случится. И Никлаус, вопреки всему тому, что о нем, великом, и ужасном, всегда говорили, окажется самым слабым из нас. Ни вампирской силы, ни яда оборотня, столь опасного для всех бессмертных. Ни уж тем более, всех остальных привилегий, дарованных сверхъестественным существам, гибридом из которых он был на протяжении столько веков. Обычный человек. Обычный смертный. 
А я, при всей своей фантазии, просто не знаю, как на этой реагировать. Слишком убого это звучало, если произносить вслух. И слишком страшно, если просто задумываться об этом. Я не хотела делать ни того, ни того.
Слишком привыкли мы все полагаться на собственные силы и уникальность, дарованные нам практически шесть тысяч лет назад. Так привыкли ощущать себя всесильными, что практически забыли о том, что означает слабость. Да, та самая, что была у всех остальных, кроме нас. И вот теперь я знаю, с чем мне придется столкнуться, когда я переступлю порог дома Майклсонов. С самым ярким доказательством того, что мы, в своей силе, вовсе не настолько безупречные, как всегда считали. И даже чертовы ведьмы, эти жалкие существа, чьи хребты вырываются с такой легкостью, могли уничтожить нас в развязавшейся войне. Кто бы мог подумать за столько тысячелетий? 
Хотя безусловно, я говорила своему брату, что ничего хорошего из этой борьбы за власть не выйдет. Чертова дележка территории, превратившаяся почти что  в фарс, с этими бесконечными пустыми союзами, детскими интригами, и актерской игрой на первом плане. Я не знаю, для чего сдался Новый Орлеан моему братцу, которому могло бы принадлежать и нечто более великолепное, и не понимаю, почему он никогда не успевал заметить тот момент, когда от него отворачивались все. Начиная от просто союзников и заканчивая близкими друзьями. А затем, когда он переходил все грани, что были  "слишком" даже для него, не могла быть с ним даже семья. Но он зачастую сам делал такой выбор, вовсе не на нас делая ставки. А мы, можно даже сказать, к этому привыкли. 
Невозможно все же, при всем сильнейшем желании, убедить древнего гибрида, что рядом с ним всегда будет только его семья. Не обращенные насильно волки, жаждущие мести ему за подчинение и смерть собратьев. И не ведьмы,  сестры которых погибли в этой бессмысленной бойне за владение Новым Орлеаном. И уж тем более, не случайные девицы, и не случайные союзники, что порой появлялись в жизни моего брата. Только мы всегда, чтобы он не делал с нами, оставались всегда рядом, не в силах разорвать эту кровную связь. Не ту, что связывала Клауса с его потомками, а настоящую. Всё же, в нас всех текла одна кровь.
И мы с Элайджей против родного отца шли, желая его защитить. Зная о том даже, что приходится нам он "кем-то" лишь на половину свою, от нашей чокнутой матери. Да и братьев у меня достаточно всегда было. Что мешало позабыть о бедах одного неуправляемого гибрида, который с таким удовольствием убивал всех, кто мне нравился, и быть рядом с тем из них, которого я любила всегда?
Но длительное время я оставалась рядом ни с Элайджей, ни с Финном и почему-то не с Колом. А с Ником, ради которого меч на родного отца наставляла, даже не зная толком, как им защищаться. Но так хотелось спасти своего брата от жестокого отца, возненавидевшего его за то, в чем  тот не был виноват. И наверное, даже тогда, я если бы знала, во что все это обернется, не изменила бы своего решения. Проклинать моего брата и убегать от него куда подальше всегда было довольно легко. Он делал все для этого, чтобы я не чувствовала сомнений. Но все же, я всегда возвращалась  к нему, когда это было нужно. Мы - семья. И ни один поступок никого из нас, никогда этого не изменит. Как бы нам порой не хотелось об этом научиться забывать. Все же, любовь - это тяжкое бремя. В этом постулате я никогда не сомневалась. 
И наверное, время для насмешек и мести. Что мешает мне, в конце концов, превратить в Ад жизнь своего братца, что столь часто, не задумываясь о моих чувствах, вгонял  в меня кинжал? Он еще совсем недавно, так опасен был, так силен. Я даже не уверена была в том, что стоит приезжать в Новый Орлеан, чтобы познакомиться с племянницей, потому что рядом с семьей, помимо Кола, никогда не бывает спокойно. Но все же, как ни крути, но я тут. И прислонившись к стене, молча разглядываю своего изменившегося братца с бокалом виски в руках. Он кажется, совсем не привык еще к тому, кем теперь являлся. А я не могла не заметить того, насколько быстрее действует алкоголь на обычные человеческие тела, нежели на нас. И мой брат теперь - смертный. Такой же слабый, все с теми же недостатками и способный умереть от неудачного падения, как и остальные люди, которых он всегда так презирал. Мы все, рано или поздно, но ненавидели Клауса за то, что  с нами, в очередных приступах эгоизма своего, он делал. Вот только . . . Ни смерти, ни слабости,  по-крайней мере всерьез, никто ему никогда не желал.
- Ты же знаешь, что алкоголь тебе теперь вреден. В моем голосе столько же сарказма, сколько и заботы. Я наверное, как часто бывало  в моей жизни, просто не могу определиться в своем отношении к брату. И если бить его мне когда-то, ненавидеть и пытаться убить когда-то, было довольно - таки просто, потому что он  того заслуживал, то как относиться к нему, не способному сейчас защитить себя, я не знала. В этом зрелище не было ничего отвратного, он достаточно хорошо и бодро выглядел для обычного человека. Но это, как и крути, был мой брат, ярости которого мы все боялись когда-то. Он не был сдержан ни в страстях, ни уж тем более, в ревности, и мести своей. И все же, видеть его таким было ужасно. Даже с учетом того, насколько в большей безопасности мы оказались. Он не воткнет больше с такой легкостью клинки в нас, как только ему что - то не понравится. Не будет швырять меня, как главного своего врага, когда ему вдруг покажется, что я против. И уж тем более, не сломает мне шею больше, когда я посмею сказать хоть что - то против. Я могла бы наверное даже рассказать ему сейчас о том, что было между мной и Колом. Он не смог бы даже в ярости своей причинить нам вреда большего, чем уже сотворил, на сотню лет упаковав в разных гробах. Но мне не хочется сейчас использовать эту ситуацию в свою пользу, даже представляя прекрасно, как веселился бы Клаус, окажись я человеком. Он даже не попытался спасти меня когда-то, между мной и Кэролайн сделав выбор вовсе не в мою пользу. Родной брат.  Но мы, как бы не были всегда похожи, во многом оставались разными. И я, как ни крути, никогда не была на сто процентов такой, как он. Семья значила для меня больше эгоистичных желаний.
Меня вообще бы не должно быть в этом доме. Еще два дня назад, как и планировалось, мы с Колом покинули дом Майклсонов в Новом Орлеане и вновь отправились в очередное путешествие, не слишком горя желанием проводить время с семьёй. Я даже не прощалась с Клаусом и Элайджей, передав им послание через Хейли. Но звонок Фрейи одним резким ударом выбивает меня из  колеи. И я, по какой-то неясной причине, меня абсолютно не касающейся, вновь возвращаюсь к своей чокнутой Первородной семье. Не потому, что испытываю такое уж непреодолимое желание, превращающееся в манию или на самом деле соскучилась настолько, что любые расстояния ни о чем. Просто с этой сумасшедшей семьей было сложно действовать как - то иначе. И ненавидишь вроде, и делаешь все, чтобы тебя не нашли в твоей новой жизни.  А затем бац....Слышишь, что случилось с твоим братом, которого убить проще, чем спасти, и вместо того, чтобы рассмеяться, возвращаешься в  родимый дом. Но никто не обещал, что это будет просто, приятно и абсолютно безболезненно. Я давным-давно уже перестала ждать подобного от собственной семьи, все основательнее становившейся мне чужой. Я никогда не брошу их, я это знаю прекрасно, чтобы не говорила в моменты ярости. Но я уже не с ними. И это - иной разговор.
- Я часто говорила тебе остановиться. Ты никогда не слушал. Усмехаюсь, подходя к графину и наливая алкоголь и себе. Разговор, пока никого нет дома, нам предстоит тяжелый, я чувствую. А жажда настойчиво напоминает о себе легким жжением в горле. Я делаю глоток из своего бокала, ощущая приятное тепло в глотке. Мне хотелось бы быть человеком, чтобы напиться в стельку, спустить все манеры на тормозах, а на следующий день, чтобы было проще, не помнить ничего. Но увы, я вампир и последствия моего веселья могут быть слишком кровавыми для того, чтобы мне о них потом никто не напомнил. Так что пожалуй, остается довольствоваться малым. Хотя бы просто сдерживать свое раздражение. 
  Тот самый великий Никлаус, одно имя которого вызывало у многих дрожь страха. Непобедимый, неубиваемый и бесконечно жестокий в своей ярости. Кому еще, как не его  семье, было знать о том, на что способен этот самый неподражаемый из Майклсонов? Но мы все помнили лишь великого Первородного гибрида, внушавшего ужас каждому практически, кто с ним пересекался. А передо мной сидел человек. Че-ло-век. Обычный смертный, сломать шею которому у меня уйдет не более секунды. За столько тысяч лет я и забыла, что мой брат может быть таким. Он стал чудовищем куда сильнее, чем мы все, вместе взятые. Я, по-крайней мере, не смогла бы столько раз уничтожить его, что он с легкостью делал со мной.
А это даже забавно. Вспомнить всю боль, что причинил мне Никлаус и кажется, не должна дрогнуть рука, когда я швырну в него острый нож, что пробьет ему сердце. Он не успеет перехватить его, не сможет спастись. Зато мы с Колом будем уверены, отныне навсегда, что не окажемся на очередную сотню лет, по его прихоти, в новеньких гробах, лишенные любого права выбора, как нам жить. И эта свобода...это ли не счастье для нас обоих, достаточно пострадавших от эгоизма Ника? Мой брат заставил нас расстаться вынужденно на целый век, который мы могли бы быть рядом, а не с кинжалами в своих телах. Но я не хочу даже думать об этом, смотря на бывшего гибрида прямо передо мной. Я никогда не прощу его за всё то, что с моей жизнью он делал, во имя своего эгоизма, но и врагом полноценным, как бы не хотелось порой, быть никогда не смогу. Чтобы не сотворили мы друг с другом, мы - семья. Можем испытывать обоюдную ненависть, это без проблем. Но ею все равно быть не перестанем.
- Мы с Колом остаемся в Новом Орлеане. Говорю это почти с отвращением. Ни  к Нику, а самой себе. И ощущения примерно те же, что выражены были и в интонациях. Меня буквально тошнит от мысли, что все возвращается на круги своя, но я, здраво рассудив во время обратной дороги к НО, конечно же понимаю, что иначе нельзя. Все боялись непредсказуемости и силы Клауса, еще совсем недавно, в те самые моменты, когда для  него не находилось противников. Но что будет с этой семьей, когда слух о том, что злобный Никлаус Майклсон теперь всего лишь бессильный человек, расползется по всем округам, и проникнет в каждый дом? Нас слишком многие не любят для того, чтобы не воспользоваться моментом, сияющим на горизонте возможностей как вифлеемская звезда. А если мы с Колом покинем этот дом, то кто останется его защищать? Юная Хейли, которая гибридом и пяти лет еще не была, и при всех своих талантах, никогда не переплюнет вампиров, которым перевалило за двести лет?  Или наша способная малышка Хоуп, которая ходить только - только научилась? Остаются только Фрейя и Элайджа, на плечи которых лягут обязательства защиты этой семьи. Но как мне кажется, четверо Первородных всяко лучше, чем двое. И нам защищать теперь не только Хоуп, но и Никлауса, чего представить раньше нельзя было и в самом страшном сне. Я усмехаюсь, смотря на своего брата. Кто бы мог подумать об этом еще пару лет назад, когда мы с Колом сбегали из Мистик-Фоллс, подальше от всей этой чертовщины, бесконечно творившейся в нашей семье. А теперь я стою тут, прямо перед Ником и буквально проклинаю себя за свое решение. Знаю, что оно ни черта не правильное, но иначе просто не могу. С удовольствием бы не слышала ничего о своей семье буквально лет двести еще, без всяких проблем, мне было достаточно и Кола. Но познакомившись с сестрой и племянницей, не могу представить того, что оставлю их сейчас, просто потому, что мне слишком нравилось наслаждаться этим затянувшимся медовым месяцем со своим братом. Семья с легкостью умеет возвращать в суровую реальность.
И состоит она в том, что мы все не будем никогда долгосрочно счастливы и скорее всего, никогда не познаем спокойствие. Я и в Новый Орлеан приехала лишь потому, что хотела увидеть сестру, и родную племянницу.Казалось бы - обычное желание, все вообще, до примитивности просто.
Но когда у Майклсонов было  все слишком гладко? Нам же нужно привлечь к себе максимум проблем.  И естественно, когда сам Ник, спровоцировав войну и ненависть,  на это не способен, я буду защищать его дочь, даже ценой своей собственной жизни, если потребуется. И хвала небесам, что Кол остается со мной рядом. С его куда более крепкой психикой в отношении семьи, можно было ожидать, что все случится как и двести лет назад, когда я рванула к Нику, когда он этого просил не делать. Вышло жестко, я до сих пор стараюсь не вспоминать ту нашу ссору.
Но сегодня, можно сказать, мне в  разы легче дышать, когда я осознаю, что не отказываюсь вновь от  своей единственной и вечной любви. Мы просто остаемся со своей семьей. Где с уверенностью в 99,99%, не будем счастливы.
Нам хорошо было вдвоем, вдали ото всех и даже не стараясь задумываться о том, кто  и чем занимается. И я знаю, что Ник, скорее всего, ждет от меня того, что я приехала попрощаться, или поиздеваться над ним, в зависимости от настроения. В конце концов, два дня назад мы с Колом помахали всем ручками и отправились путешествовать дальше, никому не сообщая о том, куда направляемся. Нам слишком хорошо было вдвоем и абсолютно не нужны были третьи лица.
Но я почти сама себя ненавижу, когда осознаю, на что мы с Колом подвязались. Раньше в  обществе играли молодоженов, друг на друга не похожих, дико влюбленных, и абсолютно счастливых, а теперь придется делать все как раньше. Играть в обоюдное равнодушие, которому подвержены все члены семьи Майклсонов. И пробираться друг к другу ночами, под покровом темноты, чтобы никто не узнал об этом. Словно нам лет 15-ть было, а в соседней комнате спят строгие родители...
А в сложившейся ситуации, откровенно говоря, не видела ни одной возможности рассказать Никлаусу,  с чего бы мы вдруг сошлись с Колом, с которым раньше смертельно воевали. И путешествуем теперь, как ни странно, только вместе.
Да пусть поводом для такой лютой дружбы даже обида общая была на Клауса, почему бы и нет? Вполне рабочая версия.
Но не все тайны семьи надо знать ВСЕМ ее членам. Здесь обойдемся, как мне кажется, без этих подробностей.
И я с удовольствием во всем этом не участвовала бы пожалуй, мне давно это уже даже не особо интересно, но я.. не могу. Сначала разберемся с внешней угрозой, чтобы она из себя не представляла, а затем я умываю руки. Мне плевать на этот мир, разборки за Новый Орлеан и все прочее, что не имеет никакого ко мне непосредственного отношения.
Но бросить Клауса-человека, малютку Хоуп, совершенно юную Хейли только лишь под защиту Элайджи, было слишком даже для моего эгоизма. Интересно, когда еще и мазохизм во мне закончится?

Ничего сверхъестественного я не требую. Посты 5000+, активность, желание играть и развивать персонажа, общение с семьей,какое-никакое, даже если придерживаетесь позиции вражды. По поводу возраста указанного не удивляйтесь. По книгам тому же Клаусу в разы больше тысячелетий, а мы не можем быть разного с ним возраста. Да и первые вампиры, которым тысяча лет всего..Не такие уж древние, если учитывать историю в принципе. А речь о вампирах велась уже много тысячелетий назад. Впрочем, принуждать вас это учитывать, если вы против, мы не будем.
  У нас на форуме есть я, что очевидно, наши братцы Клаус и Кол, Элайджа. Фрейи пока нет, но будем искать, очень её жду, надеюсь, что  ваше появление на неё подействует положительно. Помимо всего прочего, из Нового Орлеана у нас есть Хейли Маршалл. И Кэтрин Пирс, которая волей обстоятельств находится на данный момент рядом с Никлаусом хд В общем, в гордом одиночестве точно не оставим, не нужно бояться брать эту не самую популярную, к сожалению, роль. Всё же, как ни крути, а Финн носит фамилию Майклсон. А это уже многого стоит.

+2

56

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ СВОЮ ДРАКОННИЦУ!!!

MERLIN | THE LEGENDS OF KING ARTUR [ALL SOURCES]
«Мерлин»
https://68.media.tumblr.com/7bdbb69d7dfcef4677f496847303bd4d/tumblr_nubi4pC0YK1ud77t5o5_400.gif
Aithusa 4/19 | дракон | Camille Lou*

Тысячу лет ты пробыла в камне, пока Мерлин не позвал тебя и ты не пробудилась от сна. Эйсуза - имя данное тебе им. Ты белый дракон, дракон надежды и веры. Ты пришла когда я была практически на грани смерти. И нас пленили, мы пробыли целых два года в колодце без еды и воды. Ты могла сжечь своим пламенем цепи - но тогда бы ты убила меня. Я могла бы разрушить из магией - но тогда навредила бы тебе, ведь магия моя почти ушла от заклинания Мерлина. И лишь через два года, мы смогли выбраться, что бы вернуться вновь.
История Эйсузы по нашим отыграшам: После возвращения мы какое-то время жили в пещере, привыкая к солнечному свету. Я отправила весть Эмрису, что бы он помог вылечить тебя. Так я узнала, что Эмрисом всегда был Мерлин. Мы исцелили твое тело. И благодаря этому, открылась еще одна твоя уникальная способность - возможность превращаться в девушку. Девушку которая выглядит и чувствует себя лет на 17-19, и имеет небольшую магию.
Когда я создала зелье (что испортил Мерлин) часть Камелота перенесло в будущее, ты же осталась в прошлом.
В твоей ветви времени, я вскоре вернулась и устроила войну и хаос, и маги дали тебе силы, что бы отыскать Мерлина и остановить меня. Но ты отыскала меня до того, как я вернулась в Камелот, что бы все уничтожить. И именно твоя помощь, сделала так, что ветвь времени, где я уничтожала Камелот - исчезла. 


Пост

Мелкий дождь бьет по крыше кареты, и это напоминает мне те дождливые вечера в Лондоне, когда я была в личине Марго. Ах, забавное было время, забавное и веселое не смотря на всю окружающую меня в то время ложь. Тогда у меня не смотря на отсутствие магии было хоть какое-то подобие свободы. У меня даже были... друзья? да, я считала их друзьями на тот момент, но потом вспомнив правду, я отреклась от них как и от того Лондона. Я добровольно приняла свой путь в ненависти и уныние. Вот и вышло, что та Марго, стала мной. Хотя может во мне все еще есть те черты? Черты, когда хочется быть отчаянно хорошей? Ведь по какой-то причине я тогда после колодца решила принять путь раскаяния и просить милости у брата... наивная! Я верила, верила, что меня примут! Верила, что все простят и все будет как раньше, и можно снова быть.. Леди Морганой! А не изгнанной из собственного по праву дома - ведьмой! И я ведь не всегда была злой ведьмой, были и моменты, когда я была... просто леди, нежный цветок выращенный в теплицах Камелота. Когда можно было не задумываясь ругаться с Артуром и дразнить его на приемах. Когда можно было заигрывать с прибывшими рыцарями и поддерживать их на турнире, повязав платок на плечо! О, как было прекрасно это время. Средневековье считают темным и необразованным, но тогда в Камелоте у меня были все блага цивилизации того времени! Не было таких новомодных штук как компьютер, интернет и телевизор - но было что-то другое, более забавное. Живое общение? да пожалуй, можно назвать это так. наверно по этой причине я сейчас остановилась не во времени со всеми техническими причудами, а здесь в девятнадцатом веке. Впрочем, основная причина конечно - моя тоска по Томасу. Даже его я умудрилась изгадить, опошлить своей темнотой и злобой и... и убить. Да, я могу сколько угодно обвинять Эдит в этом! Что я убила его из ревности, но только себе я могу признаться - что я убила его по своей воле! И ничего это не изменит! Никакие силы провидения, никакая магия не повернет время вспять - что бы я остановила руку с ножом, и просто вырубила бы его - пока расправлялась с его женушкой! Да и невозможно это, то тело, прекрасное тело - погибло и лежит в земле. Это забавно, учитывая что дух того тела действительно его покинул и теперь во мне. А я даже не задумываюсь о том, чем именно и как именно наш уважаемый Мерлин меня остановил. Я отвечу ему позже, и ему будет больно - уж поверьте, я злопамятна. Но это лишь размышления. Пустые размышления, пока я  еду в карете, под равномерный звук копыт и капель дождя, что вместе устраивают причудливую симфонию. Тихая мелодия дороги, становится чуть смешанной, сквозь нее я слышу нечто, но не могу разобрать. Да и не хочу. Я отключила всю свою магию, я просто неизвестная леди, неизвестно откуда! Я Моргана, баронесса, королева, ведьма, верховная жрица и еще примерно тысяча ролей которые я взвалила на себя, но не могу вынести.  Просто потому, что быть постоянно одной мучительно сложно, но быть с кем - будучи мной, не представляется возможности. Я конфликтная, я хорошо себя чувствую лишь в условии кризиса, во все остальное время я безнравственная амеба. Мне нужен хаос, лишь в нем я понимаю - к чему стремится. Но явно не к очередному балу или приему. Это для меня лишь затравка, так глупая игра воображения, в котором я все еще жива и мечтаю о прекрасном принце. А пока в наличии лишь извозчик и кони. Цокот копыт прекращается и открываются двери кареты, мне протягивают руку и открывают над мною - зонтик. И в таком тихом совершенстве ведут до дверей, где меня конечно ждут как почетную - читай прибыльную, гостью. И сразу серый мрачный мир словно испаряется от музыки и танцев. Мне казалось я выехала во время, но на деле немного опоздала. Я улыбаюсь, хотя даже не понимаю зачем, так не более чем ритуал вежливости. А после меня просят сыграть на рояле. Я подхожу к нему и мои пальцы наученные горьким опытом Люсиль - перебирают черно-белые клавиши, заставляя инструмент издавать звуки и складывать их в музыку. Одна из девушек узнав мотив начинает тихо петь, и все замолкают слушая наш симбиоз. Мелодия длинная, но мне лишь приятно задержаться о инструмента, вслушаться в музыку и в пение девушки. Как вдруг посреди мелодии я слышу чей-то настойчивый крик.
- Моргана, - крик отдается в моей голове, но я так отвыкла от подобного типа связи, что  даже не понимаю. Я оборачиваюсь - но в здании мертвая тишина, все слушают нас. А мелодия перевалив за середину идет к своему концу. И после я слышу вновь, отчаянный, молящий голос из глубин Лондона, - Моргана!
Я не прекращаю играть, ведь это моя любимая мелодия, но я в замешательстве. Голос, такой знакомый - но я не могу вспомнить! Вам кажется это смешным? Но, я не могу! И нет дело не в том, что я когда-то теряла память и магию, в конце концов это было в 21 веке! И с того момента я успела прожить еще одну жизнь. Просто я забыла, забыла свое прошлое, как люди  забывают свое младенчество. Прошло так много времени, целая жизнь, моя жизнь. И голос, когда то скажите вы мне - что я забуду его обладателя - я бы выколола вам глаза! Вот только так бывает, наверно обратись сейчас ко мне Артур - я бы и его не узнала, коварная вещь память. Я помню свое прошлое в целом, но не помню в частностях. Благо я еще помню что такое внутреннее наполнение, что-то наподобие того, что зовут аурой. И как только мои пальцы доигрывают мелодию, я коротко кланяюсь публике и ухожу в тень, а после одним движением руки заставляю себя переместиться. Магия, которую я столько отвергала - наполняет меня и переносит под дождь. А возле меня стоит юная леди. Я вначале смотрю на нее с легким подозрением, но после догадываюсь заглянуть в суть.
- Эйсуза! - выкрикиваю я с удивлением и радостью и даже с смятением. Как я могла ее забыть? Как вообще можно забыть свою практически дочь? Видимо можно, и очень даже просто. Память не вечна, в отличии от той же моей жизни как показывает практика.
- Но, что с тобой? - я хочу спросить как она здесь оказалась, но вижу ее измученный взгляд, пускай и прикрытый блеском наряда. Все же я знаю ее суть, и чувствую изменения в ней. Я веду рукой по ее телу, и чувствую еще не успевшую толком затянуться царапину. Всего капля силы, и она исчезает вместе с нанесенной болью. Жаль, что душевные раны нельзя с той же легкостью исцелить.
- Может пройдем в... особняк здесь неподалеку? Там тепло и играет музыка, мы сможем обо всем поговорить, - не хочу сразу показывать ей свой дом, не хочу, что бы она видела меня такой! Хотя нам о многом придется поговорить!

Главное и единственное наверное требование - это быть согласным на всю ту биографию, что я здесь расписала и иметь достаточно воображения и фантазии, что бы не бояться экспериментировать
А от меня уже будут и игра и плюшки с чаем! Найдись моя драконница! Самое светлое пятно в душе Морганы!
* внешность обсуждаема, но желательно бледная блондинка

! Персонаж выкуплен
*прием будет осуществляться только с одобрения заказчика

Отредактировано Morgana Pendragon (2017-05-31 18:17:47)

0

57

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ПАРНЯ В ПТИЧЬЕМ КОСТЮМЕ.

MARVEL
«Марвел»
http://data.whicdn.com/images/229017435/large.gif
Samuel Wilson. ~35 | human | Anthony Mackie

Сэм классный парень. Нет, серьезно классный. Он сочетает в себе прекрасные черты Капитана, но вместе с этим - добавляет в него первоклассный юмор и спокойствие. Он не занудный, чем дополняет #teamcap.
Сокол - друг Капитана. Стив знает, что Сэм всегда прикроет спину. И, что бы ни случилось, он как-то проницательно... спокоен?
Капитан всегда просит помощи у Сэма, когда у него начинаются проблемы. И Сэм всегда приходит на помощь, "подчищает хвосты". Таких людей в списке Капитана мало. Точнее там только Сокол. Стив знает, что он будет всегда на его стороне, хотя и до сих пор не может привыкнуть к этому.


Пост

[float=left]http://67.media.tumblr.com/34451bd5f51d47af3f26063a73ea20e0/tumblr_nycwjmYsN11r6s7m3o6_r1_250.gif[/float] R i se  i n   t h e   m o r n  i n g   s u n
W e   b  e l i e v e   I n   t h e   s a  m e    i d e a l s
B u t   i t ' s   h a r d e r    t o   l e a v e
W h e n   w e ' v e   c o m e   t h i s   f a r
A n d   t h e   e n d   i s   n e a r . . .

Imagine Dragons— Fade.


Все знали Капитана Америку как война. Как солдата, что дерется, исказившись в лице от сосредоточенного напряжения. Того, кто ломает стены, отправляет врагов в полет одним ударом, кто может бросить свой щит с какой-то математической точностью, выводя из строя сразу нескольких...
Почти никто не знал Стивена Роджерса. Не Капитана Америку, нет. Стива. Парня из Бруклина. И в этом не было ничего страшного, ведь на девяносто девять из ста он и правда был солдатом, войном. Сам относился к себе именно так, с этим и жил, но... Если другая его часть не была востребована - совсем не значит, что она перестала существовать. Просто Стив не находил для неё времени, да и другим был нужен Капитан Америка, а не парень из прошлого.
Но время несправедливо, жестоко.

Он стоял в пустой церкви, упершись левой ладонью в спинку одной из молебных лавок, что стояли друг другу в затылок. Здесь было тихо, все давно ушли, церемония проводов Пэгги в последний путь витала неосязаемым облаком в воздухе над головой. Он смотрел в пол перед собой, бездумно, бездвижно. Глубокая складка пролегала меж пшеничных бровей. В груди был канатный узел, стягивающий сердце в тугой комок. Стивену было больно.
Она ушла. Её не найдут во льдах Арктики случайно, не вернут к жизни через семьдесят лет. Он бы подождал, но... Теперь он никогда не сможет пригласить её на танец. Неразрешенное, не случившееся разрывало грудь как атомный взрыв. Хотелось собственными руками раздвинуть грудную клетку и вынуть оттуда не дающее покоя сердце, а потом со всей силы бросить его так далеко, как только хватит сил.
Но Стив только сжал челюсти, тугие мышцы сыграли на лице строгой волной. Брови сдвинулись сильнее, углубляя складку. Он давно не молился. Боже, даже трудно вспомнить, когда это было в последний раз. Сколько, семьдесят лет назад? Больше? Когда умерла мама? Странно было это делать теперь, странно было почувствовать себя обычным человеком, вся сила которого может заключаться только в вере. В вере в того, кто видит всех, заботится о каждом.
Всего лишь одна смерть - а сколько их было на счету Роджерса? - но она ранила слишком сильно. Слишком глубоко. Пусть он знал, что это произойдет - поздно ли, рано ли, - но всё равно оказался не готов. Она умерла во сне.
Пэгги... Если ты слышишь меня, - Стив прикрыл глаза, красные от напряжения и боли, - если слышишь, Пэгги. Прости. Мне так жаль. - Он неосознанно покачал головой. Лицо вдруг само собой исказилось от боли, которую он никому не мог показать. Даже себе, но сейчас... Прости.
Секунды тянулись, точно мед с чайной ложки, стекающий в стакан с горячим чаем. Тишина вокруг Стива обволакивала как стеганое одеяло.
Он с шумом втянул воздух носом, расправляя легкие, поднимая плечи. Нельзя было сдаваться. Нельзя было позволять себе слабость. Пэгги бы не позволила ему, её строгие, требовательные, но справедливые глаза смотрели бы на него выжидательно - он почти что чувствовал этот взгляд сейчас. Она бы сказала ему: "Ты нужен, Роджерс. Ты нужен людям". И была бы права. Пэгги. Ты всегда была права.
Стивен переступил с ноги на ногу, выпрямился и спрятал обе ладони в карманах черных брюк костюма-тройки. Пэгги права. Он ещё нужен, он должен разрешить теперь то, что висело над головой как острое лезвие гильотины. Заковианский договор. Какую сторону приняла бы ты, Пэгги?

Но Пэгги уже не дала бы никакого ответа. Её карие глаза только с укором, ожиданием и гордостью смотрели на Стивена из его воспоминаний и портрета у алтаря. Заковианский договор. Он должен решить сам, как поступить. И самое страшное, что глубоко в душе он уже знал, что его подписи там, внизу страницы, не будет. Но всё ещё боролся с собой, перебирая мысли, точно тибетские четки. Оба его решения будут неправильными. К какому бы из них он ни прибегнул. Потому что те, кто ему дорог, находятся по обе стороны баррикад.

Нет той войны, на которой нет погибших. Всегда, как бы ты ни старался, как бы вон из кожи ни лез - всегда кто-то умрет. Этот вывод дался Стивену очень тяжело, с кровью и потом, но он пришел к нему, наконец. Также, как и Тони - он боролся против этого, желая оставаться с идеалом до конца, но, быть может... вырос? Стив был солдатом и понимал, что лирика, идеализм могут лишь вредить. Слишком много было случаев в судьбе Роджерса, много примеров, на которых он, наконец, понял, что не сможет спасти всех. Каждый раз пытается, нет - никогда не сдастся! - но каждый раз победа равна поражению. Он всегда проигрывает. Но не перестает "играть".
Заковия. Она снилась Капитану ночами. Он помнил каждую минуту, помнил все. И каждую ночь он думал о том, что мог сделать больше. Что здесь нужно было отдать другой приказ, на это стоило среагировать раньше... Но исправить уже ничего не мог. Лежа в своей постели и освещая не спящим взглядом соседнюю улицу, он прокручивал в памяти всё, о чем говорил Росс, каждый кадр, каждый день своей войны. Он мог лучше, мог спасти больше. Но всё же они сделали это, как могли сделали - и сейчас мир держит равновесие. Тони, как же может быть иначе? Что ещё мы должны сделать, чтобы стать лучше? Чтобы больше спасти? Слишком много он, Стивен, видел примеров, когда чужой приказ уносил больше жизней, чем его, Стивена, неповиновение. Ты говоришь, нам нужен ошейник, Тони, но сможешь ли ты сам смотреть спокойно, как гибнут люди, когда приказ будет всё ещё "оставаться на месте"? Я знаю, как это будет, и я не смогу, Тони. И не хочу. Я должен действовать. Пусть самонадеянно, пусть так. Но мы всё ещё живы, и планета не разделилась на половины, точно дольки апельсина. А значит я поступал правильно.

Стивен закрыл глаза и ещё раз вдохнул и медленно выдохнул. Медленно, спокойно, полной грудью, всё ещё сведя брови к переносице. И он ведь винил себя за это. Винил, что не мог объяснить Тони то, что чувствовал сам, как думал. Лучшая война та, которой не было. Но из Роджерса был никудышный парламентёр. А из Старка - слушатель.
Своя правда таранила сознание как бронепоезд посреди тихой улицы. Америка был бы и рад отказаться от своих убеждений, рад бы встать на сторону Старка - без шуток, без иронии, - но не мог. Просто не мог себе этого позволить. Он перестал бы быть собой. В его руках была не только судьба самого Стива. За его спиной стояли те, кто доверился ему, как Капитану. И за чью помощь он обещал безопасность их семьям. За кого отвечал. Кого считал и своей семьей.

Меньше всего Стив хотел войны.

Хочется сыграть настоящую братскую мужскую дружбу. Сэм фиеричный, вся Гражданска пестрит его харизмой. Серьёзно!
Хотелось бы в первую очередь, чтобы вы шли не ко мне, потому что у меня грудь красивая, а Сэмом. Потому что такого персонажа нужно любить. И это качество друга... его тяжело передать. Я обязан Сэму жизнью, и хочу вложить это в каждый пост другу.
Играю неторопливо.

+3

58

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ РОСКОШНУЮ ЖЕНЩИНУ-УБИЙЦУ.

ARROW
«Стрела»
https://68.media.tumblr.com/f72c8ffcf829465f84c2d6c21f7001c3/tumblr_o6s8p0ggRe1sol2k2o3_540.gif
Nyssa al Ghul 29-30 | человек | Katrina Law

Младшая дочь, наследница. Единственная дочь. Рас был несколько жестоким отцом, который воспитал из девочки убийцу, а не принцессу. Воительницу, хитрую и расчетливую. Но Нисса осталась собой - девушкой, желающей получить нежность и любовь. Она не диснеевская принцесса, которую похитил злой отец-монстр. Она - яркий цветок, выращенный в темнице, роза с шипами, защищающая свое.


Пост

Она отгораживается, не чувствует себя комфортно в компании сумасбродной девицы, одетой не по погоде, не к месту, которая мало говорит, все чаще пытается глазами если не прожечь дыру, то запалить ту искру, что тлеет в девчушке. Слова редко были моими друзьями, я оперирую не фактами и красиво поставленными фразами. Слишком эмоциональная, а порой - зажатая в свой кокон, я реагирую на окружающие меня проблемы остро - срываюсь с места в поисках себя, соглашаюсь на авантюру, что бы в на страницах истории меня запомнили как Легенду; не внемлю тем доводам, которые пытается донести до меня каждый из капитанов. Все чаще сжимаю и разжимаю свои кулаки, когда Рип заводит шарманку. Быть хорошей девочкой у тебя в крови - однажды говорит тот, кто похитил меня из родного города и эпохи и я отвечаю ему ударом локтя прямо в челюсть, покрытую несколько дневной щетиной. Мои брови поднимаются выше, я становлюсь в стойку, губы произносят кокетливо-игривое "поспорим?". Второй удар ставит вывихнувшую кость на место, а я лишь улыбаюсь. Рип больше не называет меня "хорошей девочкой". Снарт же, если и нарывается на пару-тройку тумаков, ведет себя достойно. Видит мою подноготную - с демонами, с падениями, с желанием сжимать колющие-режущие предметы и вонзать их в любого встречного-поперечного. Он провоцирует доказывать ему и в первую очередь самой себе, что не так уже я и плоха. Он называет мои падения - полетом вниз, на землю. И с той умопомрачительной высоты я несусь на немыслимой скорости, что бы столкнуться с твердой тканью реальности. Мои крылья сгорают в свободном падении. Я уже падала, и помню ощущения, когда кости словно растаяли и расплавились, начинают срастаться не правильно. И приходится их снова ломать, сцепляя зубы. Каждый ход, каждый шаг был опрометчивым. И неправильным. Завел в непроходимые дали, в несусветные топи, где лучик солнца достигает на спустя лишь несколько сот столетий. Мои крылья - надорваны. Но надежда, которая сияет в глазах моей семьи и их любовь затопляет меня. Творит то, что никакая магия не сможет осуществить. Раны, вчерашние и прошлые - стираются  с моей спины и тела. Полосы и прочее наследие ассасинов разглаживается. Яма Лазаря подарила мне жизнь и тело без изъянов, семья же - душу и пылающее сердце. В пустоте я обретаю Рай. Обновляю свои мечты. Так отчаянно и нежно тянусь к сестре, к отцу и матери, к Оливеру и даже этой разношерстной компании, с которой мы пытаемся изменить мир. Мои перья изгладились, перестали летать в разные стороны и даже в душе я выгляжу опрятно и свежо. Чистый новый лист. Я обретаю себя, попав под взрыв, обретаю любовь зари. Шагаю за край, побеждая страх. Я не падала, лишь измеряла высоту небес.
Я смотрю на нее долгим серьезным взглядом, пытаюсь представить какой она будет через пять лет. Вырастет в замухышку с пучком на голове, которая будет носит строгие очки, говорить жеманно и строить из себя настоящую француженку или куда там сейчас пытается улететь мыслями, пристроить свое шаткое завтра. Французы - раскрепощены и хорошо целуются, дамочки не брезгуют круассанами, кофе и другими девушками, просыпаются в чужих постелях под аккомпанемент чужих вздохов, щеки розовеют под напором воспоминаний о ночных приключениях и откровенных взглядов, сжигающих касаний чужих пальцев, когда на коже остаются следы - легкие щепки, красноватые отметины от слишком впившихся ногтей, от зубов на плечах, от синяков на бедрах - когда слишком уж тяжело и быстро движешься, когда все сливается в один поток (шум и свет больше не имеет значения, лишь шар, который с каждым толчком разрастается и обещает поглотить собою все - тебя, ее, его и весь белый мир). На секундочку я задумываюсь, не оставить ли такую жизнь Кейтлин, не подарить ли ей безоблачное небо над головой, которая покоится на чей-то обнаженной груди; фотографии у Эйфелевой башни, эйфорию от первого встреченного рассвета, от теплоты зари до прохладного ветра, ласкающего распаленные щеки. Но потом вспоминаю, что она - слишком правильная девчонка, что бы безрассудно проводить свои дни во Франции. Что она - не я. Когда я моргаю, то на внутреннем веке возникает образ собранной и сдержанной девушки. Юбка-карандаш чуть ниже колена, выгодно подчеркивает стройность ножек. Блузка расстегнута ровно на три пуговицы, что бы открыть взоры на бесстыдно торчащие ключицы. Мягкий, но упрямый взгляд. Наверное, такой была Елена, из-за которой и началась Троянская Война. Просто фотография, которую в руках держал доктор Штайн. Он рассказывал об их первой встрече, о ее сложной истории любви, о том, что девушка дважды потеряла возлюбленного. У него слегка отстраненный и милый вид, зеленоватые глаза поддевает дымка. В этот момент он вспоминает свою жену. Потом, опомнившись, вытирает якобы вспотевшие очки, пытаясь собраться с мыслями и закончить свою речь. Но я не даю ему шансов, выхожу из его комнаты, оставив на единение с воспоминаниями о женщине, которую любил всю свою жизнь. Иногда я ему завидую. Он познал истинную любовь, с которой у него была жизнь, встретил старость, она приняла его таким - половинкой Огненного Шторма и продолжала любить. Какое-то девичье и слащавое во мне переворачивается и внутренний голос шепчет "вот и мне бы так", я его мгновенно отгоняю. Плавали в раскаленной лаве, сейчас не хочется и пальца окунать.
- Я много знаю об этом городе, не смотря на то, что живу в другом. Он стал домом моей матери, приходилось часто к ней ездить. Разведенные родители всегда оставляют громадную дыру в душе, не важно в каком возрасте. - Я тянусь ко своему стаканчику, но вспоминаю, что там не ром и даже не водка, поэтому мои пальцы останавливаются, даже не дотронувшись до него. Мы проезжаем полпути, прежде чем я отвечаю на ее вопросы. Само собой, все должно находиться по полочкам: левое - налево, а правое - на право. Сейчас другой год, моя мама все еще в Старлинг-сити проверяет очередные тетрадки, готовится к очередным лекциям, я только-только начинаю влюбляться в Оливера. Может, бросить эти попытки подтолкнуть девчонку в правильном направлении и предупредить саму себя? - Тебе нужно встретиться с одним человеком. Кейтлин, нужно уметь ставить точки, а ты сейчас своим поведением прибавляешь еще две. А многоточие рождает несовершенство и недосказанность. И еще нужно перестать убегать от проблем и повернуться к ним лицом. Сразиться. Хоть на пальчиках. И даже если ты окажешься лопатками на мате, то следующая или через одну - победа будет за тобой. Ты права, но и я тебя не обманывала - никаких скучных экскурсий не будет. Мальчиков-завлекал, девочек-тусовщиц. Только беседа с правильным человеком. - Я улыбаюсь лишь уголками губ. Девочка может потребовать остановить машину здесь и сейчас, сорваться с места и сбежать. Вряд ли я устрою погоню, но она сидит смиренно, привыкшая доверять старшим. Не правильный совет. Хоть мы и знакомы отчасти, я давно перестала доверять малознакомым людям. Лишь спустя пару приключений, в которых меня вытаскивали из лап смерти, мне удалось вверить свою жизнь команде неудачников, которую собрал Рип.
Черная, покрытая пожелтевшими листьями ограда встречает нас. Единственное кладбища на весь город. Стаканчик с уже остывшим кофе я держу в руках, когда расплачиваюсь с таксистом. Я говорю быстро, когда протягиваю ему слегка помятые купюры и наклоняюсь. Девчонка не слышит моих указаний, но когда мы выходим из желтого такси, машина остается стоять.
- Пойдем, профессор нас заждался. - Я смотрю на часы, обреченно опускаю уголки губ вниз, как студентка, которая опаздывает на лекцию. Мы движемся быстро или относительно медленно. Для блондиночки странно находиться в таком месте. Я это понимаю по ее громадным глазам, слишком плотно сжатым губам и как она дергается от любого шороха. Мне привычны кладбища и захоронения. Последнее место, где будет искать полиция - так это у надгробий и слегка покосившихся крестов. Безошибочно сворачиваю и поворачиваю, пока не настигаем желаемой цели. Скромный памятник некогда живому и дышащему отцу-мужу-хорошему человеку. Я останавливаюсь резко и оборачиваюсь, смотрю на девочку. Свободной рукой чуть сжимаю ее ладошку. Наверное, неправильно привести ребенка на могилу его собственного отца, а иного выхода я не вижу. - Мы пришли. Ты можешь сейчас уйти. Два поворота налево, у крылатого нечто направо, пройти мимо "Дорогой Мэри" и там тебя будет ждать такси. Машина отвезет тебя домой или куда ты пожелаешь, все оплачено. А можешь остаться и поговорить с ним, а потом подойти ко мне. Я буду стоять у того дуба и попытаюсь в себя влить то, что вы зовете кофе. И если ты выберешь второй вариант, то.. мы обсудим все волнующие тебя вопросы. Просто... начни говорить. Он тебя услышит.
Прежде чем уйти, я даю девочке пачку салфеток и посылаю воодушевляющую улыбку.

я буду стараться не спускать все на тормоза и держать руку на пульсе. Очень нравится, когда игрок идет по определенной акции не стоит на месте, продвигает своего персонажа и активно развивает его. Не ждет, пока заказчик предложит десять тысяч сюжетов, регенерирует их сам. Пожалуйста, беря роль Ниссы - будьте ответственными и рассчитывайте свои силы.
Иногда я слишком медлительная и нерасторопная, иногда быстрая. Пишу посты от 5 тыщ к и выше, люблю почитать. Люблю пообщаться и буду вас доставать в лс и во флуде. Пожалуйста, беря роль учтите то, что буду просить вас любить флудить и играть не только со мной, но и окружающими.
Нисса - великолепная и не раскрытая. Приходите, пожалуйста ;з

+2

59

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ВЕЛИЧАЙШЕГО МАГА БРИТАНИ.

NANATSU NO TAIZAI
«семь смертных грехов»
http://images6.fanpop.com/image/photos/38400000/-Boar-Sin-Merlin-nanatsu-no-taizai-38416785-500-200.gif
Merlin ~3000 | человек, грех свиньи - чревоугодие | ?

Одна из Семи Смертных Грехов, о которых ходят легенды. Ее грех - чревоугодие, который она  совершила в определенный момент своей жизни, а потому и получила место в этом отряде Грехов, до этого же была алмазным рыцарем Лионеса. И приобрела  наибольшую известность уже получив татуировку кабана. В ее владении остался магический шар, что именуется "Утренняя звезда Алдан", могущественный артефакт, который является одним из индивидуальных священных реликвий рыцарей, созданных с целью усилить возможности владельца. Однако отряд был настолько эффективен и неудобен для некоторых личностей, что в один из рутинных дней, вернувшись с отчетом к Святому рыцарю Заратрасу, обнаружили его мертвым. И конечно же во всем обвинили Семь Грехов. Было решено распустить отряд, и именно где-то в этот момент Марлин попадает в Королевство  Камелот и становится наставником Артура Пендрагона. Что касается характера, то Мерлин характерный представитель ученого ума, смелая, не боящаяся экспериментов и рисков. Она знает свои  силы и поэтому не прочь показушничать и проявить некоторую... игривость.


Пост

Джей уже давно стал членом этого отряда цель которого была неприлично глобальна, при их общей численности. И это ему нравилось, ощущать подобную поддержку со стороны незнакомых, по сути, людей, которые приняли в свое семейство, пусть и не сразу. По мнению Гаррика, это была приличная плата и мало, что он мог сейчас сделать - предоставить им всю необходимую информацию о зле пришедшим сюда с Земли-2. С простой целью, которая несла серьезные последствия и угрозу в себе.
Поэтому история о совместной работе Зума и Уэллса его не удивила, но разочаровала. Он знал о том, какой это человек и на что способен, доказательством тому служила та  самая постоянная во всех мирах. "С.Т.А.Р. Лабс" испытывал  новою технологию, и взрыв, а в центре внимания Харрисон Уэллс. И Джей не встал бы на сторону ученого, будь у него хоть нимб над головой, но не в этот раз и если его спросят, то он будет защищать этого человека. Уэллс был мерзким человеком по многим определениям, которые присущи большинству людей, если они слишком  долго живут с наукой. И истинное лицо можно было увидеть лишь в том случае, если поблизости была Джесси. Дочь была истинной мотивацией его действий, а помощь команде Флеша, по сути, была равноценна работе с Зумом. Ведь в спасении родного человека все способы хороши.
И Гаррик понимал содеянное, когда ты загнан в угол, сложно предпринять многое и кормишься лишь голыми фактами: "Жизнь Джесси на скорость Флеша". И эту позицию Джей готов был защищать, ведь он поступил бы ровно так же. Это было первым аргументом в защиту Уэллса, вторым же являлось его признание. Он не скрыл этого после случившегося, а значит имел право на справедливое суждение. Без попыток приписать ему действия Тоуна.
Но меньше всего хотелось говорить о Зуме, но подобная тема  неизбежна. Простого "да" будет мало, когда польются вопросы о прошлом Уэллся, о том что он делал на Земле-2, о взрыве и мета-людях. Все это перетечет в вопросы о Зуме, о причинах и следствиях, и вот они плавно подойдут  к тому самому поражению. Он не смог совершить героического поступка, как Барри и его победа над Реверс-Флешем. Пусть он и был им обязан за возможность спасти хоть какой-то мир, но это все еще вызывало сложности.
Услышав стук каблуков по полу коридора, Джей оборвал все свои мысли и выдохнул, он был готов к разговору о Зума и Уэллсе. Но все еще надеялся на то, что им хватит все того же простого "да". И стоило Кейтлин заговорить, как Гаррик тут же обернулся к ней лицом, дабы показать, что все в порядке и он не против дать желаемые ответы на вопросы. Но она начала с далека, и понять ее было не сложно, он бы поступил так же.
— Перекусил, но пока еще не голоден... да и не особо хочется, думаю ты меня понимаешь. - было сложно, но Гаррик изобразил максимально приветливую и добрую улыбку, хоть и был уверен, что она вышла слишком натянутой и неправдоподобной. - Полагаю ты пришла  с вопросами по этому поводу? Если это поможет делу, то я готов ответить на все интересующее, ты же знаешь.
Джей осекся, ощутив неприятное чувство по всей длине позвоночника. Неприятный холодок пробежался по спине, заставив Гаррика непроизвольно, едва заметно, вздрогнуть. Это было не сложно, рассказывать историю о своем провале, особенно, если ты сам в нее веришь. Но от осознания того, на сколько все удачно сложилось, и появлялось это ощущение - словно знак победы, заранее уготованной и предначертанной ему - Хантеру Золомону. Хотя, стоит упомянуть, что Хантеру совсем не нравилось рассказывать все это Сноу, будучи для нее Джеем Гарриком. Кажется он действительно свыкся с этой удивительной историей героя-любовника для бедствующей Кейтлин Сноу. Эта мысль заставляла его улыбаться, но это была вовсе не добрая улыбка, а скорее ухмылка удовольствия.

Честно сказать, я совсем не прошу читать мангу, так как сам все не осилил. Достаточно аниме, серий там не очень много, я посмотрел все за дня три и смог вникнуться. Мерлин там маловато конечно, но характер раскрывается полностью. Об остальном можно почитать на вики, но я сомневаюсь, что персонажа возьмет кто-то не понимающий с чем связывается. Отношения и прочая бурда будет решена по наличию и приходу персонажа, и написанной анкете. Не берите персонажа по причине не имеющей отношения к желанию играть и понимания за кого играть. И да... я буду рад, если вы приведете еще кого-нибудь за собой... даже Артура, чоб нет.) Ах и да! Насчет внешности, тут запрещены арты и все дела, а я не силен в подборе, поэтому это остается на вас... выбирайте максимально близко, прошу, спасибо.)
И поделюсь своей любимой локализацией опенинга : D
Nika Lenina – Nanatsu no Taizai OP №1
P.S. Имя можете регистрировать, как Mārin - Мерлин на ромадзи, или же пряма транскрипция каноничного написания. Так как тут уже занят Merlin.

эхехе

https://49.media.tumblr.com/c57a168b91c0eaa4ba462a59e18719f0/tumblr_nt0m2l8JxJ1sqwgnro1_500.gif

Отредактировано Hunter Zolomon (2016-05-22 22:07:58)

0

60

Я РАЗЫСКИВАЮ ПО ВСЕМУ КРОССДОМУ ДРУГА и СОЮЗНИКА.

MARVEL
«Марвел»
http://fc06.deviantart.net/fs71/i/2012/303/c/5/phoneix_saga_with_polaris_and_havok_by_ink4884-d5jexxk.jpg
Alexander (Alex) Summers25 | мутант | ?

Кто такой Хавок расписывать нет смысла, если на заявку вы обратили своё внимание. Он - талантливый молодой человек, брат Скотта Саммерса, известного больше как Циклоп и тот, кто сыграл значительную роль в моей судьбе. Вообще, он был членом разных команд, от Икс-Менов, до  Икс-Фактора. Стать членом последнего, вместе со мной и Гамбитом, я и хочу предложить Вам. С Иксами у Александра часто не складывалось, начиная от противостояния с братом, до драк с Бобби Дрейком. И хотя в нашей истории я не была никогда Икс-Меном и не была уж тем более, невестой Хавока, или хотя бы просто парой, я думаю, мы можем быть близкими друзьями, и союзниками. Тем более, я ушла недавно от Братства Мутантов, где была со своей семьей и вышла замуж за Колосса, не присоединяясь к людям Икс, проживаю в институте Чарльза Ксавье. Там и могли познакомиться с Хавоком, и сразу найти общий язык. Я не могу быть ни  с Иксами, ни с Братством, но и сидеть на месте не хочу. Поэтому согласилась на участие в Икс-Факторе, куда привела и нашего общего знакомого Гамбита. Хавок же (у вас может быть простор для фантазии), мог по некоторым причинам пожелать покинуть Икс-Менов (что он и по канону делал не единожды), а я могла предложить ему присоединиться к Икс-Фактору, лидером которого он будет. На данный момент есть мы с Гамбитом, Пьетро тоже в наличии, но он в Братстве, но думаю, что всех остальных мы наберем. Характер хотелось бы у Алекса видеть каноничный, он очень даже хорош. Да и отношения можно было бы оставить близкими, за исключением всяческой романтики.
Если вы что - то забыли, то можно ознакомиться со статьей про Хавока тут: http://www.strangearts.ru/heroes/havok-khavok

Пример поста за Лорну

Бармен молодец. В этот раз его инстинкты самосохранения сработали должным образом и убеждать меня, что на сегодня мне хватит, он не стал. Бокал с виски я задумчиво крутила в своих руках, рассматривая его внимательно, словно собиралась проводить какое-нибудь исследование, хотя на деле, мысли мои были заняты совершенно иным. А именно  - тем, что если мой любимый братец не явится в бар, в котором мы условились встретиться ещё час назад, в ближайшие пять минут, то его даже скорость не спасёт. В прошлый раз ему повезло, талант уворачиваться от пуль у него был, это надо признать. Но если и сегодня он меня разозлит, то я вовсе не могу гарантировать, что количество моих родственников не уменьшится на одного члена семьи. И пусть потом я буду долго и жестоко страдать от этой невосполнимой потери, но в том, что всё же сдержусь, я уверена вовсе не была.
Да какого хрена вообще, я вечно должна ждать самого тормознутого на свете самого быстрого чувака, что никогда не может прийти во время, делая из меня ни то одинокую алкоголичку, которой вовсе не нужна компания, ни  то ... В общем - то, такой именно образ мне дражайший братец и навязывал сейчас, отключив свой телефон и не явившись в условленное время. Ненавижу ждать. И пусть сотню раз зарекалась, что ни за что больше не буду с Пьетро ни о чем договариваться, каждый раз как в первый раз.  Ну да надо же, кто бы сомневался. Делаю глоток из своего бокала, мрачно осматривая помещение, забитое людьми словно крысами в одной душной клетке. Накурено напрочь, рак легких кажется, заработаю даже я, абсолютно не курящая.Вокруг громкий хохот и пролитое на барную стойку пиво, неосторожными посетителями, которые уже не замечали подобных мелочей, активно жестикулируя своими руками, в которых держали бокалы, или вовсе, склоняя свои головы на ближайшую горизонтальную поверхность. И вроде бы, совсем неподходящее место для молодой девушки, которой я являлась, но мне тут нравилось. Бармен меня уже знал и много лишних вопросов не задавал, выслушивая в те моменты, когда мне хотелось с ним поговорить, и не пытаясь спровадить домой, вне зависимости от того, сколько бы я не выпила, справедливо опасаясь за сохранность своего заведения, постоянные посетители ко мне привыкли, уже не приставая со своим набившим оскомину :"Чё, зеленые волосы - это модно сейчас?" Или же, аналогично тупой вариант: "О, а ты кто? Панк?" Какая вообще кому разница была, почему у меня волосы такого цвета? В свободной стране имею право делать всё, что хочу, в пределах закона. И носить цвет волос, столь непривычный людям, вовсе не возбранялось. Почему они вообще этим все так интересовались? Я же не спрашивала их, какого хрена у них такие отвратительные лохматые стрижки или в щетине крошки от сухариков. Зрелище, кстати говоря, куда более отвратительное, нежели мои волосы. И вообще, я зря до того, как Магнето нашёл меня, в каштановый красилась. Мало того, что мне не особо шло, так ещё и под людей подстраивалась, их мнение и отношение. А зря. Это общество вовсе не стоит того.
Бросаю взгляд на часы, что висят на стене и раздражительно сжимаю губы. Я никогда не отличалась терпением, но Пьетро ждёт в любом случае разнос. И мой характер, а также некоторую "психическую нестабильность", как было указано в моем личном деле, он знает. Лучше бы явился, на самом деле. Но раз опять меня подставил, то с полным правом можно считать, что сам виноват. Я не заставляла его динамить меня третий раз за последние месяцы. И его непреднамеренный суицид был целиком и полностью его инициативой.  Как можно вообще быть  самым быстрым на свете, но при всём том, никуда не успевать?
Ещё глоток алкоголя. Когда бокал не первый, он пьётся куда легче. И в принципе, я догадываюсь, что несмотря на хороший метаболизм, до того момента, когда я совсем начну пьянеть, не так уж много, но никуда не тороплюсь. Да и куда бы, если Ванда была занята своими делами, отец как всегда, занят планами по захвату мира, и Мистик с ним, Жаба после алкоголя неуправляемый становился, Пузырь мне никогда не нравился, а мой любимый брат тупо провалился в неизвестность. Не хочу возвращаться в Братство и снова слышать про агрессию людей. В любое другое время, но только не сегодня, когда я так лениво-злобно-расслаблена. Мне хорошо и тут. Надумаю с кем-нибудь поболтать, уже вижу пару знакомых лиц и кидаю взгляд на бармена Алекса, что со скучающим видом протирает бокалы. Но я не хочу. Мне вполне комфортно и здесь, за своим столиком почти в самом углу, где на меня не обращают особенного внимания и не мешают. Не люблю, когда ко мне лезут излишне. И с чего бы злиться на меня, коль сами нарывались? Закон мирного сосуществования довольно прост: не лезь к другим, что бы не полезли к тебе. Вот и всё, в принципе. Но меня огорчает, что зачастую этого люди абсолютно не понимают. Быть может, нам не пришлось бы с ними воевать, если бы у них хватило мозгов для того, что бы не считать нас, кто отличался от них лишь тем, что был куда более талантлив во многом, своими врагами. Пока я красила свои волосы и ничем не выделялась, я считалась милой девушкой, которую социум охотно принимал в свои объятия. Стоило же мне только перестать скрывать свой настоящий цвет волос и способности, как тут же всё изменилось. И "ненормальная" в свете остального, можно было счесть за комплимент.
Но я не злюсь. В данный момент не злюсь, по-крайней мере. Этих людей и заведение в целом, абсолютно не спасет то, что сегодня я настроена на относительно мирный лад, если речь не идет про моего брата, если вдруг надумают лезть ко мне. Но пока они не трогают меня, я не трогаю их. К чему лишние жертвы, когда их можно избежать? Я вовсе не была спятившей садисткой, коей посчитали меня тогда в новостях. Но люди были уверены в этом. И потому, хвала всему, кому там надо было, что не узнавали меня сейчас. Фриком со странным цветом волос и во всём зелёном - да, считали. Но ту психопатку с каштановыми волосами и в плаще, скрывающем любые очертания фигуры, они перед собой не видели, смотря на меня. Какая удивительная однобокость зрения. И уверена, что большинство из тех, кто сидел сейчас в баре, если видел то шоу, что с отцом мы устроили на мосту, произнес что - то вроде "я бы лично этих уродов удавил". Уверена, что произнес. Ведь люди так смелы, когда не видят врага прямо перед собой. И сидя перед своими голубыми экранами, они называют нас "уродами", "тварями", "выродками". Но разве мы с Вандой и Пьетро, к примеру, ими были? Или Зверь, что был  проклят обществом лишь за то, что имел на лице шерсть? Никто из нас не был виноват в том, что мы такими родились. И никто из нас бы не защищался тем, чем мог, если бы нас не пытались уничтожить. Разве животные дикие опасны для людей, пока те не суют свой нос в их владения, с ружьями на перевес, что бы забить их просто забавы ради? Нет. Они защищаются, руководствуясь своими инстинктам самосохранения. И когда неосторожного и излишне самоуверенного охотника находят с разорванной глоткой, виноват становится зверь, что пытался выжить. А ведь этого было можно избежать, если бы человечество не было столь уверено в своем оружии и столь глупо в своей злобе.
Но мы не были животными. И уж тем более, не были глупее людей, что нас считали таковыми. Каждый из нас был в разы опаснее, чем сотня их. Я уж не говорю о том, что мы, пытаясь спастись, были вместе. Наше "Братство мутантов" ли это было, или "Люди Икс". Нам приходилось быть вместе, образовывать собственное общество, пусть и не всегда дружное между собой. А почему? Лишь потому, что люди боялись нас и ненавидели. Просто потому, что завидовали и понимали, как слабы. Легко убивать беззащитных животных, используя оружие или ножи, или чем там еще действуют живодёры. Но попробуй этим же справиться со мной, даже если наброситься толпой. Любой нож вонзится в сердце того, кто будет сжимать его в своих руках. Любая пуля, лишь только вылетев в мою сторону, пробьет лоб того, кто нажал на курок. Мне не причинить вреда металлом. И что могут сделать люди, оставшись без своих смертоносных игрушек? Буквально ничего. Они не смогут даже просто достать меня, стоит мне лишь подняться на высоту два метра. А вот я их достать могу. Но кто думал об этом, бросая вызов обществу мутантов и мне в частности?  Буквально никто, в злобе своей забывая о здравом смысле. Легко быть агрессором в сторону того, кому нечем защищаться, кроме своих зубов и клыков. Но достаточно трудно сражаться с тем, против кого бессильно оружие. Мерзкие твари, готовые вцепиться в  глотку тому, кто быть может, отличается от них внешним видом, талантами или чем - то ещё. Кто вообще устанавливал стандарты, как должно выглядеть общество? И кто сказал, что человек - единственный, кто должен в нем быть. Далеко не высшая ступень эволюции и уж точно, не венец природы. Лишь стадия "до нас". Те же пропорции тела в большинстве случаев, но куда меньше мозгов и способностей.
Никогда бы не думала, что перестану любить людей. Пока относила себя к ним, вполне радовалась тому факту, что отношусь к ним. Но стоило лишь только узнать собственное "я", как мнение пришлось изменить. И вовсе не из чувства высокомерия. Они сами заставляли меня их ненавидеть. Целые митинги против мутантов, лестные комплименты, из которых "уроды" было далеко не самым худшим, попытки уничтожить нас. Почему, если обычный человек стреляет в мутанта, то это - нормально и никто не подумает его обвинить. Но если мутант стреляет в человека, то это повод для геноцида нас?  А как же равенство во всём, демократия и прочая чушь, которой не существует? Я усмехаюсь, смотря на компанию мужчин из трёх человек. Пьяные и опухшие от количества алкоголя физиономии, с глупыми выражениями лиц, излишне громким смехом и сальными патлами. Вот - люди. Быть может, одни из тех, что ненавидели мутантов. Но чем хоть кто - то из них лучше моего отца? Умнее него? Нет. Красивее? Боже упаси, отвратные твари. Быть может, в чем-то талантливее или полезнее для общества? Не могу сказать точно, но уверена, что нет. Так почему же общество так настойчиво пыталось избавиться от "террориста" Магнето, а не от подобных пиявок на его теле, подобных им? Что получало человечество в целом от подобных представителей? Но выродки - мы. Не они. Таких представителей своей расы человечество ценит.
А это даже смешно. Я так сопротивлялась, когда Эрик говорил мне, что мы с людьми враги. Воспитанная в обычной среднестатистической семье, что приютила меня и вырастила, как свою родную дочь, я уверена была, что пусть и не все, но большинство людей хорошие. И даже в тот момент, когда услышала по телевизору призывы к уничтожению нас, не могла поверить, что больше никогда не буду относиться к этому обществу. Ровно до того первого раза, когда не сумела справиться со своими силами, которые плохо контролировала тогда и увидев это, толпа чуть не растерзала меня. Были жертвы среди людей? Не было. Я всего - лишь потеряла контроль над собой и люди увидели, на что я способна. Но готовы ли они были уничтожить меня за то, что всегда боялись того, чего не понимали? Готовы.  Так разве было, за что любить их? 
Вероятно, я пошла бы другим путём. Присоединилась к Иксам, пошла за Бобби, вместе с ними защищая людей. Но увы, слишком развиты во мне были инстинкты самосохранения для того, что бы подставлять левую щеку, когда меня бьют по правой. И меня тогда спас отец. Так с чего бы мне было быть не на его стороне? К тому же..Я никогда не ощущала себя сиротой, несмотря на то, что родители были мертвы. Приемные родители мои были прекрасными людьми, к вящему моему удивлению теперь уже, но  всё же ... Эрик, Ванда и Пьетро были моей семьей по крови. И как бы не злили они меня порой, особенно последний, я всё равно, весь мир заставляю провалиться в пропасть, если с ними хоть что - нибудь случится. И причини кто из людей им вред, я не поставлю ни цента на то, что умирать он будет быстро и безболезненно. И всё человечество  - тоже. Наши жизни не стоили меньше жизней людей просто потому, что мы отличались от них. Люди объявляли нам войну, мы отвечали им. Но вовсе не мы её развязали. Мы лишь защищались.
Помню прекрасно тот день. Я умоляла отца одуматься и не злиться, не наказывать людей за те сюжеты, что увидели мы по телевизору. Мутантов распять, вздернуть их на дыбе, как ведьм в средневековье. Те отличались красотой, за что и были наказаны, а мы просто отличались от них во всём. Толпам всегда нужна безликая серость. И они всегда рады растерзать того, кто  является ярким пятном. Или умеет чуть больше, чем они. Разве хоть кому-то причинял вред Жаба лишь тем, что умел излишне высоко прыгать? Кому от этого вообще плохо становилось? Но те существа, что думали, что их название звучит гордо, готовы были его растерзать даже за это. Ладно я. Ладно мой отец, моя сестра. С нашими способностями мы можем быть максимально опасны для общества, если оно вздумает бросить нам вызов, что уже доказали на практике. Мне интересно даже, чем встало для правительства то выступление против нас, пусть даже материально, не считая трупы. И я не считала себя никогда убийцей и быть не собиралась ею раньше. Вот только, когда тебя пытаются уничтожить в самом прямом смысле этого слова, выбирать особо не приходится. Либо сложить лапки и покорно дать изрешетить своё тело пулями, либо послать к черту свою доброту и ответить тем же. Я не была самоубийцей, я выбрала второе. Кому как конечно, но мне куда проще чувствовать горечь от того, что на моих руках кровь людей, чем мирно, без всяких сожалений, покоиться в могиле. К тому же, люди эти не были безвинны. Полицейские стреляли в нас, а та толпа, с которой все началось, решила устроить "Салем 2". Каждый из тех, кто находился тогда там, мечтал о нашей с отцом смерти. Так почему я должна была их жалеть?
Будь то я, отец, брат, сестра, Рейвен или Эмма, Пиро или вовсе, какой-нибудь Скотт Саммерс. Почему смерть любого мутанта не стоила смерти людей? Мы не были между собой все едины и уж тем более, не были дружны, но если было выбирать между людьми и мутантами, то я выбирала вторых. Хотя бы просто потому, что сама была одной из них. И пусть, среди людей для меня по-прежнему оставались те, кому я не причинила бы никогда вреда, к примеру семейство  Дейнов, что воспитало меня, но мои связи были с ними оборваны. Они растили совсем не убийцу, что в новостях окрестили "психопаткой", а я свой выбор сделала. Мой настоящий отец не должен был оставаться один в своей борьбе, а я не хотела прятаться, подстраиваться под сознание обычных людей и сбегать от тех, кто собирался меня разорвать. Я просто не трогала их первая. Но и за последствия, когда это пытались сделать они, вовсе не ручалась. Не трогай меня, не трогай мою семью, не трогай подобных мне и ничего не случится. Но будь готов к тому, что мы - не святые, мы тоже умеем злиться.
Я всё же останусь сегодня здесь. Несмотря на шум и гам, здесь даже кажется спокойно. Я теряюсь в этой толпе пьяных лиц, пускающих кольца дыма в потолок. Столь приятный момент, когда я не нужна обществу,  а оно не нужно мне. Я была бы совсем не против, если бы именно так было всегда. Но увы. Люди слишком часто лезут в то, что совершенно не касается их. Чужая национальность, цвет кожи, язык на котором кто - то говорит, его цвет волос и прочее, что не затрагивает абсолютно никого. Как можно ненавидеть кого - то только за то, что он родился где-то, что не зависело от него абсолютно? Вот  если он нарушает твое личное пространство - тогда да. Тогда другой вопрос. Но когда он не совершил ничего, как можно ненавидеть того, кто просто не похож на тебя? Человечество с ума сошло в своей потребности к ненависти. А ведь можно же жить мирно.
Допиваю бокал и сама встаю из-за стола, не дожидаясь когда Мэри подойдет. Она глупо хихикает возле столика с молодыми парнями и мне так кажется, что ждать её придётся долго. Проще прогуляться самой на этот метр до барной стойки. Подхожу к ней, ставя свой пустой бокал на неё и смотря на Алекса взглядом, не оставляющим сомнения, чего же я хочу. Естественно ещё. И что бы не тратить лишнего времени, если и после этого бокала не пойму, что пора валить обратно в братство, возьму бутылку. Я понимаю, что ничего хорошего в алкоголизме в одиночестве нет,  но с учетом моих характеристик, что навешали на меня в Гидре, это ещё лучшее мое качество, я так понимаю. И будь я просто алкоголичкой, что сидит в темном углу и никого не трогает, общество бы приняло  меня такой, какая я есть. Не обратило бы просто на меня своё внимание. Но досье на меня сыплет иными терминами.  И люди хорошо относятся ко мне, пока ее не читали, образно говоря. По сути, как просто сохранять нейтралитет. И как трудно, когда у людей появляется, за что зацепиться, в своих бесконечных придирках.
Смотрю на Алекса не сводя своего взгляда. Он вроде бы порывается мне что - то сказать, но вовремя одумывается, вспоминая судя по всему, трехмесячной давности случай. Фальшиво вежливо улыбаюсь ему и хватая свой бокал, возвращаюсь на своё место. Вечер не блещет ни весельем, ни радостью, но как ни странно, мне нравится. Я, алкоголь и никто не долбит мозг. Может и хорошо, что Пьетро куда - то снова запропастился. Есть время подумать о своём. Чего бы никогда не случилось, будь он рядом. Иногда к радости, а иногда к сожалению, его язык вполне успевал за его ногами.
Стул рядом с моим столиком отодвигается и медленно, я перевожу свой взгляд с бокала, в котором плескалась янтарная жидкость, на того, кто решил испортить мне этот вечер своим присутствием. Я вовсе не была никогда социопатом, но от знакомств в этом баре ничего хорошего не ждала. И потому, собственно говоря, в нем и не знакомилась, не имея никакого желания. Подваливали либо пьяные козлы, которым хотелось разнообразить типаж снятых здесь девиц, либо придурки, которым не терпелось влезть не в свое дело. И каждый считал себя оригинальным в выборе метода знакомства. И каждый отправлялся к чертям.
Белая одежда, цепляющий сразу взгляд зеленый шарф, слегка длинноватые волосы. Мужчина лет тридцати, что откровенно говоря, абсолютно не вписывается в окружающий интерьер. Это место вовсе не было пристанищем дна социальной жизни, но я специально не выбирала место, из тех баров, что поблизости от Базы, где пришлось бы сидеть при ярком свете, чинно-прилично и сложа руки. Главное, тут было уютно. И никто не обращал на меня излишнего внимания. Вот это было лучше всего. А вот что этот тип здесь потерял, которому больше подошел бы фешенебельный ресторан, я пока не понимала. И уж тем более, была не в курсе, что могло ему понадобиться от меня. Очередной фрик, что разыскивает нестандартных людей для социальной рекламы? Откажу вежливо, но четко. А не поймет, определю свой отказ куда весомее. После сюжета с собой в главной роли в  криминальных новостях на центральном канале, глупо соглашаться на подобное.
Ну надо же. Известно мое имя. Испытующе смотрю на мужчину, даже не пытаясь скрыть промелькнувшего в моих глазах удивления. Не знаю, откуда ему известно, кто я. И мне не нравится, что кому - то вообще это известно. Я в этот бар явилась не контракты деловые заключать. Да и кому я нафиг сдалась?
- Ну, всю жизнь на это имя отзывалась. Пожимаю плечами и делаю глоток из бокала. Не очень вежливо, но не я же, в конце концов, к этому мужчине пристала. Я вот сидела отдыхала и никого не трогала. Так что думаю, что могу позволить себе эту слабость. К тому же, есть у меня отвратительное свойство - если я пью и меня прервать, то я начинаю раздражаться. А это редко хорошим заканчивается.
- Со мной? Переспрашиваю, пытаясь определить, правильно ли услышала мужчину. Проблемами со слухом никогда не страдала, но во-первых, много выпила, а во-вторых, здесь достаточно шумно для того, что бы услышать что - то не то. С чего бы кому - то мечтать со мной познакомиться, кроме представителей власти? Но те - то явно не с самыми лучшими намерениями, после того шоу на мосту. Так что ничего особо хорошего я не ждала. Понимаю еще, если бы какая-нибудь юная поп-фрик-звезда была.  А так .. .к популярности я,честно говоря, никогда не рвалась. И потому, странно было слышать, что кто - то жаждет познакомиться со мной.
Незнакомец присаживается рядом и я со смесью удивления и насмешки, наблюдаю за тем, как быстро умеет Мэри оказываться рядом, когда это нужно клиентам. Просто чудеса на постном масле, особенно с учетом времени, которое ждала обычно я. Ну да ладно. Черт с ним. Меня куда больше интересует, чем моя скромная зеленоволосая персона могла кого - то заинтересовать.
- Ну, можете остаться. Всем видом показываю, что меня абсолютно это не трогает, хотя конечно любопытно. В достаточной степени для того, что бы позволить мужчине посидеть немного рядом и выяснить, чего он от меня хочет. Странно как - то, очень даже.
Ему приносят алкоголь и некоторое время мы молчим. Я делаю пару глотков из своего бокала, смотря куда - то в сторону, словно меня вовсе не касалось, что кто - то сидит рядом, а он, судя по всему, ожидает моей реакции на его появление. Он сделал первый  шаг. И я так понимаю, от меня требовался второй.
- Не хочу показаться излишне любопытной, но не подскажете, чем вызван интерес к моей персоне? В моем голосе нет кокетства, флирта и всего прочего. Во-первых, цеплять мужиков этим вечером я не собиралась, во-вторых, это было не в моем стиле, в - третьих, сам мужчина был не совсем в моем вкусе, в-четвертых, я не очень доверяла незнакомцам, что знают мое имя, а в-пятых, хватало и того, что  умещалось в первые четыре пункта.
- И неплохо было бы узнать, откуда вам известно мое имя. Мне пожалуй, сегодня всё же придется напиться. Любое странное событие - всегда стресс. А меня легко выбить из привычной зоны. Не зря же официально признана одной из самых "нестабильных" среди известных мутантов нашего круга. И психика у меня подвижная. Надеюсь на то, что мой новый знакомый-незнакомый, это знает. Иначе . . . Я в общем-то ни к кому не лезла. Иное дело, если первыми подходили ко мне.
- А, да. Ещё была бы признательна, если бы вы сами представились. Машу неопределенно рукой, показывая, что это желательно, но не принципиально. Не то что бы, что бы я любила с незнакомыми людьми зависать, но социофобом тоже не была. Могла поддержать разговор, если увижу в том хоть маленькую толику интереса для себя. Но  если брать в целом, то незнакомым людям, как и человечеству в целом, я совсем не доверяла. Особенно - непонятным мужикам, что были знакомы со мной заочно. Я допиваю залпом и бокал заканчивается. Но то, что это конец, я не чувствую. Бросив вопросительный взгляд на мужчину напротив, я перевожу его на Мэри и махаю рукой, что бы подошла. Судя по всему, вечер продолжается.


От вас:
- Желание играть и развивать персонажа
- Обязательство не пропадать
- Качественные посты
- Знание канона хоть какого-то(комиксы желательны, но все же, это не принципиально)
- Будем сильно ждать в нашу обширную марвеловскую семью
- Быть с Икс-Менами или наемником в Икс-Факторе - решать Вам, заставлять не буду. Но всё же, мы были бы с Гамбитом очень рады такому "коллеге" и лидеру.
- Внешность на ваше усмотрение. Мне не слишком нравится та, что была в фильмах, но тут дело ваше.

+2


Вы здесь » CROSSDOM » Наши акции » Нужные персонажи