ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
Мы ждали тебя, дорогой наш друг. Теперь тебя ждёт увлекательное путешествие в мир фантазий. Здесь именно ты вершитель судьбы. Именно в твоих руках все карты. А демоны, представители сказок и феи живут совсем рядом. Разве не здорово? Спешите открыть все наши тайны, но остерегайтесь связываться с ведьмами. Торопитесь стать частью нашей вечности. У нас найдется место для любого героя, преграда на твоем пути лишь одна — твоя фантазия. У нас можно все. И чуточку больше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

CROSSDOM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSDOM » Игровая комната » ctrl+v


ctrl+v

Сообщений 391 страница 420 из 443

1

все просто, заходим в тему - нажимаем заветное сочетание клавиш.
можно комментировать. можно нет.

0

391

Если ты хочешь этого очень сильно — ничего не выйдет. Получится может только тогда, когда тебе все равно.

0

392

Нужные персонажи

0

393

|тут личная информация|

0

394

«V» значит Вендетта

0

395

В этом больше ничего не разглядеть. Что ты видишь, то и есть. Ничего сложного. Люди не столь важны для других людей. Когда ты станешь старше, увидишь, что это так.

0

396

еще бы хдд а то ты бы нас обоих погубила хдд

0

397

http://s2.uploads.ru/t/X6G9S.gif

0

398

https://pp.userapi.com/c841422/v8414229 … 2jpuU0.jpg

0

399

Голос мой рвётся наружу хриплыми помехами, но слова ломаются в содрогающемся воздухе. Я хочу вырвать из своей груди крик, и бросить его, подобно острому жалу скорпиона, рассекая алый свет воющих под потолком сирен. Пламя внутри гаснет, обращаясь чёрным густым дымом, и я чувствую могильный холод, крадущийся по коже, он бьёт ровно вглубь, будто зная о чём-то неведомом мне самому. Голоса в моей голове, вторят взрывающемуся сознанию, рассудок вопит – убей. Убей их всех… Алая пелена застилает глаза, когда я ощущаю рядом присутствие… слишком близко,  рефлексы срабатывают на уровне автоматизма. Хватает лишь доли секунды, чтобы рвануть в сторону, отталкиваясь от стены, совершая прыжок к стальному парапету. Еще одна тварь. Сколько их здесь, среди нарастающего звона тревоги звучит единственная различимая мысль, только вот мозг сейчас больше действует интуитивно. Двигаясь быстро, я не задерживаюсь на одном месте, и цепляясь взглядом за каждый уступ, тут же использую гарпун. Мутанты чудовищно сильны и выносливы, но, к моему счастью, уступают в ловкости. Сбивая друг друга с ног, на стальной платформе появляется еще одно уродливое тело, крошащее всё на своём пути. Бегло окинув взглядом окружение, в поле зрения попадается противопожарный щит. Отталкиваясь с балки, я взмываю над головой зверя, нарочно привлекая его внимание. Да, отлично, иди, и возьми меня. Тесное расположение вытяжек и поддерживающих распорок, становится моей комнатой пыток. Неистовый зверь напрочь лишён инстинкта самосохранения, и когда он бьет наотмашь по тонким трубкам, ведущим к генератору охлаждения, пар, под высоким давлением, с шипением рассекает мерзкую кожу, превращая её в расплавленную гримасу. Хриплое рычание вмиг становится частью безумной симфонии, врезаясь изувеченными нотами человеческого голоса. Утробный гул едва ли не заглушает механическую речь, доносящуюся из динамиков. Истекая кровью, зверь врезается в стены, разрывая в клочья жёсткую обшивку. Рассчитав момент, скользнуть рядом, минуя огромные когти, сорвать со щита топор, и не мешкая, вложив всю силу нанести удар по черепу…
Когда неистовый берсеркер, брызжа алой жижей во все стороны, вслепую пытается ухватить меня, я стремительно отступаю назад, выжидая, когда в неуклюжих движениях мутанта проскользнёт брешь. Жадно цепляясь рассудком за каждое мгновение, адреналин подобно кипящей смоле стекает тонкими струями по стенкам моего беснующего сознания. Страха нет. Лишь жажда крови, утоляя которую ты желаешь еще. Сейчас. За бронированной гладью забрала пересохшие губы судорожно шепчут всего одно слово, когда чудовище небрежно заносит свои уродливые когти над головой. Окровавленная сталь вновь сверкнёт в воздухе, врезаясь в трескающуюся плоть, брызжа обрывками мерзкой плоти и костей. Сквозь изувеченное подобие рта доносится предсмертный хрип и, обмякнув, бездыханное тело падает на решетчатый пол.
Алыми сполохами, освещая стальной ад, сирены мешают сосредоточиться, и, скользнув меж толстостенных резервуаров, я быстро продвигаюсь к краю парапета. Как только в поле зрения попадает фигура в пурпурном наряде, тело, подобно стальной пружине выталкивающей боёк заставляет ринуться вперёд. Заставить рассудок сконцентрироваться становится слишком сложно. Ровно как насильно фокусировать внимание на деталях. Слишком импульсивен, слишком непредсказуем. Повторяя слова, сказанные из чужих уст, я едва не нарываюсь на пулю, выпущенную из пистолета клоуна. Но, как только моя ладонь ускользает к ножнам, обвивая рукоять клинка пальцами, я снова слышу чудовищное рычание. Слишком близко! Схватив словно плюшевую куклу, мутант тяжёлыми ударами, подобно молоту впечатывает моё тело в стену. Дыхание сбивается, я чувствую, как боль растекается пламенными нитями по всему телу, то вниз, то вверх, в мгновение, срываясь от кончиков пальцев к мозгу, монотонными дробями отбивая по нервным окончаниям. В голове звучит голос, разносящийся гулким эхом по коридорам, непрестанно повторяющееся «сбой», «сбой», «сбой»… дотянуться до ножа, затолкнуть чувство боли в самую глубокую дыру сознания, и запереть за ней дверь. Наносить удары быстро, без единой задержки, заставить тварь свирепеть. Хватаясь обеими руками за нож, я уже не бью, а рву толстую кожу чудовища и в какой-то момент, хватка слабеет. Изворачиваясь как бес, я взрываюсь на крик, отталкивая мерзкую тушу ногами в грудь. Ощутить под ногами твердь, чтобы мало-мальски заглушить неясное предчувствие безвыходности, и тут же утопить его в раскалённом пекле, ад внутри снова вздохнул ненавистью, снова внемлет зову голосов.
Заглушить боль, задушить в себе, заставить заткнуться. Словно на грани неясного мира, рассудок застилает густая пелена мглы. Я знаю это пугающее чувство, знаю, что последует вслед за ним, но, страха больше нет. Это чувство, когда Смерть ходит слишком близко, и стоя за спиной, всматривается в мою чёрную душу, спрашивая всего один вопрос…
Чего ты медлишь?
Боли нет…Каждое моё движение, подобно смертоносному танцу неистового хищника, где стальное жало рисует багровые узоры на уродливом холсте. Зверь пытается поймать меня, но потеряв слишком много крови, он не выстоит долго. Покрывая мутанта десятками колких ран, я не останавливаюсь до тех пор, пока враг, хрипя, не рухнет мне под ноги, захлёбываясь утробным рычанием. Сжимая нож в руке, тело всё еще отзывается клокочущим адреналином. Я только начал, Джокер…
Я слышу его голос, вслушиваюсь в шуточную манеру ломать созвучия, наигранно перебирая звуками речи. И на мгновение, рассудок возвращается из пелены плотно укрытой ненависти, чтобы уступить осознанию. Это не он. Всё так же безумен, выглядит так же, но не он… Разочарование? Нет. Скорее, призрение. Кем бы не был этот шут, я лично срежу с его уродливой физиономии кожу. Отсутствие боеприпасов нисколько не волнует меня, пока кривое лезвие верного жала способно резать враждебную плоть. Скользя среди стальных конструкций, я становлюсь тенью, безмолвным силуэтом, двигаясь подобно осторожному арахниду, от нити к нити, наблюдая из мглы за жертвой… расхаживающей неспешной поступью, минуя балки и бойлеры. Я вижу тебя…
Вой беспокойной сирены мне только на руку. Тихо спуститься вниз, к резервуару с отходами, чтобы мгновением оказаться за его спиной, лицом к лицу. Едва ему стоит обернуться, моя ладонь хлёстко выбивает оружие, и словно пасть голодного пса цепляется за его горло.
- у меня тоже есть кое-что для тебя… - тяжело  сдерживаться, чтобы не сломать шейные позвонки, но быстрой смерти он не заслуживает. Тяжёлые удары сыплются как глухие выстрелы, я избиваю ублюдка но, забываю, что завод вот-вот взлетит на воздух. Эта ошибка стоит мне дорогого… Стены содрогаются, раздаётся первый взрыв, ударяя по полу массивной волной…
- Внимание. Полное отключение систем. Просьба персоналу покинуть комплекс. – еще один взрыв, на этот раз ближе… нет, это еще не реактор, пока только охладительные системы находящиеся на втором этаже, мои датчики фиксируют критические показатели, а если так пойдёт и дальше, броня может не выдержать. Если сеть взрывов достигнет реактора, вся подземная конструкция станет ядерным могильником. Не выживет никто. У меня слишком мало времени… Буквально у самого лица лопаются трубки гидравлических систем, заполняя пространство между мной и клоуном горячим паром.
- нет, чёрт… нет… - раздаётся ломанный модулятором голос из-под забрала, я не могу его так просто упустить.

0

400

здоровый образ жизни начинается с...

0

401

первый пост в этом эпизоде любой длины — 300 монет;

nostalgia=trouble

7-10 тыс. символов — 130 монет,

nostalgia=trouble #1 +130 золотом;

5-7 тыс. символов — 100 монет,

nostalgia=trouble #2 +100 золотом;
nostalgia=trouble #3 +100 золотом;
nostalgia=trouble #4 +100 золотом;

набрали 500 сообщений — 100 монет;

+ 100 золотом;

0

402

http://s6.uploads.ru/zBOPc.png

0

403

Они не мои друзья. Мне среди них плохо. Последний раз, когда мне было хорошо среди друзей это было... было дома, в Белграде, когда мне было 13 лет. У нас по соседству была девятиэтажка и там на крыше мы собирались, болтали, ржали, курили. И помню тогда меня родители за сигареты пресанули. Я их послал и всякие гадости наговорил. И пошёл на крышу. Там сижу, курю, злюсь. И потом начинается тревожная сирена, самолёты летят. Один, второй. Начинают бомбить. И прямо на мой дом. И ты бежишь домой и надеешься: «Только не мои родители». А зря... Получается, сигареты мне жизнь спасли. С тех пор я не курю.

0

404

Ее душа и разгоралась и погасала одиноко, она билась, как птица в клетке, а клетки не было: никто не стеснял ее, никто ее не удерживал, а она рвалась и томилась.

0

405

Садись на меня,
Мы будем не здесь,
Когда эту грязь увидит заря.
Но только не нас, но только без нас.
Меня и тебя
Невинные дети не встретят в раю,
Мою и твою
Продали мечту,
Купили мечту.

0

406

У нас так много общего. Мы любим одно и тоже. Меня.

0

407

много текста

Мне нравится тот фарс, который так любит устраивать мой отец. И если обычно это были невинные выходки, вроде шантажа, фокусов и исчезновений от охотников, то теперь пожалуй, он превзошёл сам себя. Устроить собственные похороны с размахом, напиться на них и убедить всех и каждого, что тот самый магистр, верховный иерарх всего сущего, наконец - то мёртв. Не героически, конечно же, этого от моего отца было глупо обсуждать. Но достаточно шумно для того, чтобы записи об этом остались у историков. Как и все его, порой не самые понятные для окружающих, ходы и шаги.
Но я отнюдь не летописец, узнающий всё со слов тех, кого мой отец сумел обмануть. И даже совсем не случайная знакомая, весь разум которой может быть преисполнен слухов, домыслов и сомнений. Уж мне - то не нужно было придумывать, сидя ночью у камина, ужасающие и великолепные истории про графа Алессандро Калиостро. Или Джузеппе Бальзамо, о чём знали конечно же, совершенно немногие. Мне по вполне естественны причинам всегда нравился больше последний вариант.
  Медленно делаю глоток из своего бокала, осматривая явившуюся на похороны публику и ухмыляюсь, не выделяя никого для себя особенно. Разномастная толпа, объединенная любопытством скорее, нежели горем, обрушившимся на солнечную Италию - последний приют  великого графа-путешественника. Совершенно определенно, талант удивлять людей, заставлять проигрывать их и оставлять в неведении, у меня от него. Мне тоже пришлось умереть трижды, чтобы не сложить свою голову на плахе. И на второй раз, могу заявить это со всей ответственностью, подобное мероприятие вызывает не такой восторг.
Хотя конечно, всё дело в том, как это подать. Я вынуждена была обустраивать свою смерть для того, чтобы скрыться от погони и не быть казнённой, предпочитая делать всё тихо и не устраивая из этого фарс. Отец же, в совершенно свойственном ему духе, сделал из этого историю.
Расслабляться не стоит даже сейчас, когда мы почти невидимы для окружающих и совершенно неузнаваемы. Один из друзей графа Калиостро со своей юной спутницей, похожей на него ровно столько же, насколько Арсен Люпен напоминал  своего отца за исключением любви к боксированию. Мы довольно - таки разные и это отмечали буквально все, кому приходилось иметь с нами обоими дело хоть сколько - нибудь продолжительное время. И они же, в конечном итоге, всегда признавали, что не встречали ещё столь более похожих людей.
Граф и графиня Калиостро, известные  по-большей части лишь под этими именами. Частые спутники, но никогда не имеющие общих дел. Отец и дочь, что никогда не предавались совместным увеселениям вроде чтения сказок на ночь, под треск камина, или хотя бы прогулок по парку.  Зато, за неимением другой кандидатуры, я всегда могла сопровождать своего отца на более-менее значительные мероприятия, вызывающие у него живой интерес. К примеру,  его собственные похороны.
Надо признаться, что со временем становится скучно. Градус алкоголя в крови растёт и отец не даёт мне заскучать на этом довольно таинственном вечере, но я  всё равно не чувствую живого интереса, который испытывала обычно к приключениям, к примеру. Никаких интриг, скандалов и дискуссий, кроме разве что, обсуждения причины смерти моего отца. Для знающей правду слишком  скучно.
- Спорим, даже этот вечер обрастёт пикантными подробностями? Дать тебе проститься со всеми абсолютно банально было бы неуместно. Ухмыляюсь, разглядывая гостей и примечая буквально каждого, кто кто в эту самую секунду придумывает интересные подробности вечера, о которых расскажет друзьям своим, в тоскливый вечер, под хорошую бутылочку бренди после плотного ужина. Унылая серая масса, ничем не примечательная  в  большинстве своём. Разве стоило удивляться тому, что мой отец решил избавиться от общества столь оригинально?
А ещё, я наблюдаю здесь за поведением стражников из Сант-Анджело, слишком настойчиво разглядывающих лица прибывших. Они ждут поклонников моего отца и тех, кто обещал освободить его, используя воздушный шар, словно это было самой из всех простых идей, что только были возможны. Какая потрясающая наивность. Достаточно лишь пустить слух.
Но людская глупость безгранична, а страх - лучшее оружие. Моего отца должны были казнить за магию и ложь, сжечь публично, в назидание всем магам, еретикам и дьяволопоклонникам. Запугать людей, как и всегда, ставя их на колени перед могуществом Церкви и самого Папы Римского. Как сожалел наверное последний о том, что заменил казнь на пожизненное заключение? 
Впрочем, у него не было никакого выбора, когда я к нему явилась. Одно лишь нужное слово, заменяющее моё имя и трёхминутный разговор с глазу на глаз, без летописцев и казначеев. А ещё его тело, что отдало приказ о замене казни на пожизненное заключение. Народ был весьма удивлен подобной лояльностью.
- Они всё ещё надеются найти твоих союзников, которыми овладели бесы. Тихо смеюсь, в очередной раз пригубив вино и разглядывая бокал, в который оно было налито. Красивый, фигурный, но весьма недорогой, надо сказать. Хотя и этого, как мне кажется, в этом особенном случае можно было не ожидать. Пришлось потрудиться, чтобы организовать даже этот тихий скромный вечер прощания с волшебником Калиостро. Церковь была настроена весьма агрессивно.
- Или ищут тех, у кого при входе привязан воздушный шар.. Не успеваю докончить свою мысль, внезапно прерванная появлением незнакомой женщины. Абсолютно бесцеремонно,  словно были в грязном душном кабаке, она хватает моего отца, заставив его отпустить меня и под ее давлением отойти назад. Привлекая немалое, к моему неудовольствию, внимание толпы.
Она скрывается вместе с графом в тёмном закутке и я, приковавшая к нам кучу взглядов, вынуждена широко и невинно улыбнуться, всем видом демонстрируя безобидность ситуации.
- Приношу свои извинения, семейные неурядицы. Мило улыбаюсь стоящему рядом мужчине, прежде чем отправляюсь туда же, где скрылись мой отец и эта женщина. Не знаю, кем она является и вижу её впервые, но заранее не испытываю тёплых чувств. Во-первых, потому что обращать лишнего внимания на себя мы в этот вечер не собирались,  а во-вторых, могу представить примерно, сколько теплых чувств она испытывает к моему отцу, если  позволила себе подобное поведение прям на похоронах. Или же к тому, по-крайней мере, в чьём образе он предстал на этот раз.
Осторожно двигаюсь в сторону темноты, никак не проявляя своего присутствия. И если когда я жаждала внимания, я всегда сосредотачивала его на себе, то если желала остаться незаметной, была неуловима, словно тёмная кошка чёрной ночью, на постоялом дворе. Игры с сильными мира сего научили меня многим трюкам.  Особенно оставаться незаметной. 
— Какого черта Джузеппе?! Значит, это не ошибка и никакой путаницы с телами. Дамочку, кем бы она не была, явно не обманул совершенно новый образ графа Калиостро, примеренный им только сегодня c утра, по особенному случаю. Не люблю, когда возникают лишние проблемы.
Возникаю за спиной девушки молниеносно, не давая ей времени на то, чтобы заметить моё присутствие. И прежде, чем она успевает хоть как-нибудь отреагировать, приставляю к её глотке острый кинжал, не единожды выручавший меня в различных ситуациях. И совершенно точно, охочий до крови. Тех, кто собирается нам помешать.
- И кто же это у нас тут? Совсем не скрываю желчи, льющейся из моего голоса. Я не люблю угроз и никому не позволяю их воспроизводить в моём присутствии. Особенно, если это хоть как-то способно помешать моим планам. А отец в них, по-крайней мере, на самое ближайшее время, входил совершенно точно. Я не до того покидала в спешке Францию, не успев окончить всех своих дел, чтобы они были разрушены одной крайне агрессивно настроенной дамочкой. Вопрос с узнаванием отца в отношении которой, оставался открытым.
- Я не для того старалась, чтобы твои отношения нам всё испортили. Недовольна и тем, что отец позволил себя узнать, пусть даже в новом облике. Не знаю уж, чем руководствовался, когда делал этот выбор, но очевидно, что совершил ошибку. Иначе, даже примерно не могу придумать причины, по  которой посторонняя женщина узнала его в новой оболочке. Я была той, кем предпочитала быть всегда, за самым редким исключением, вроде посещения Папы Римского. Но моя персона, как показалось мне на первый момент, эту девушку не интересовала вовсе.
- Можешь произнести свои последние слова и попрощайся с Джузеппе. Он сегодня слишком занят для разговоров. Надавливаю острием кинжала на нежную кожу женщины, останавливаясь ровно за одно незначительное мгновение до того, как проступит кровь. За те годы, что я провела на этой земле, у меня было достаточно времени и испытаний для того, чтобы научиться владеть оружием в значительной степени, по-крайней мере. Мечи и шпаги - оружие мужчин, сильных и непреклонных, владеющих этим миром. А кинжалы, бессловесно прекрасные и тонкие - оружие женщин. Тех самых, что владеют мужчинами.
Весьма недовольна, когда граф Калиостро меня останавливает и одним лишь своим раздраженным взглядом требую объяснений. Единственная возможность, которую я вижу в случившемся - вскрыть глотку, словно ларец с украшениями, этой женщины и сбежать отсюда, ещё до того, как на нас обратят все внимание. Пути для отхода не представляют проблемы и мне прекрасно известно, где будут искать эти грязные псы в мундирах, мне довольно часто приходилось убегать от них. Мы с отцом пойдем совершенно не тем путём, который они предполагают. А значит, останемся вновь вовсе не узнанными на этом корабле жизни, для остальных который потонет очень скоро. Но никто не должен знать о том, что мы оба живы и уж тем более, в  каком образе на этот раз представлен Алессандро Калиостро. Мы оба, я  и отец, никому не могли доверять.
- Я понимаю, что у тебя много любовниц и вполне возможно, ты к ним привязан, но мы не можем оставить в живых ту, что узнала тебя сейчас. Мне кажется, мысль весьма очевидна. Огромная работа была проделана для того, чтобы весь наш план удался ровно так, как нужно и я вовсе не собиралась терять всех своих трудов ради пустых симпатий своего отца. Да,я понимаю, что он не желал бойни на своих же похоронах и вряд ли жаждал смерти той, что смогла узнать его даже в новом обличье. Но для меня это поводом не было. Я никогда не церемонилась с обстоятельствами, что вставали когда-либо на моём пути. Избавляться от них - вот, что одно из многого, я любила делать. И делала это хорошо.

0

408

Впрочем, вы, должно быть, и сами заметили, что во всех моих рассказах нет ни одного слова лжи. Ложь мне отвратительна, и я счастлив, что все мои близкие всегда считали меня правдивейшим на земле человеком.

0

409

А звёзды нависают и мне кажутся ниже.
Ты спишь и видишь сладкие, прекрасные сны.
А я не сплю, я думаю, как сделать нас ближе:
Тебя и меня -- частью этой юной весны.

0

410

Ну что за дела который год подряд,
Спокойно ты не можешь жить.
Все учат тебя который год подряд,
Как жить, кем быть, кому служить.

Чужие слова, ты хочешь или нет,
В твоей судьбе оставят след.
Кто скажет - зачем и кто тебе даст ответ – почему?
Ты под прицелом много лет.

0

411

Мы бежим по множеству причин, чаще всего потому что хотим уйти от трудностей, мы не хотим принимать решения и не можем сделать выбор. Последнее время мне кажется, что я бегу постоянно.

0

412

- Нет времени на друзей, лишь враги оставляют розы.
© Ополченцы (Хранители)

0

413

пустота, ничего в буфере

0

414

http://s2.uploads.ru/t/X6G9S.gif

0

415

Поражающим своими способностями детям магического мира

0

416

©

0

417

Когда ни на что не надеешься, это прекрасно, единственный способ не разочаровываться (к/ф "Ищите Женщину" 1982г.)

0

418

https://i.pinimg.com/736x/7e/b2/fb/7eb2 … 79cc32.jpg

0

419

http://milkovichhelps.tumblr.com/post/1 … y-gif-hunt

0

420

https://briefly.ru/_/slovo_o_polku_igoreve/

0


Вы здесь » CROSSDOM » Игровая комната » ctrl+v